В начало
В начало
О программе
О программе

 
Тематические обзоры
Тематические обзоры

Типология регионов
Типология регионов

 
Портреты регионов
Портреты регионов

 
Интегральные
       индексы

Интегральные индексы
 
Грантовая программа
       в регионах

Грантовая программа в регионах
 

Независимый институт социальной политики


Социальный атлас российских регионов / Портреты регионов


Республика Адыгея

Социальные преимущества: климатические и рекреационные ресурсы, освоенность территории и более высокая плотность населения, более медленные темпы депопуляции; соседство с развитыми районами Краснодарского края, стимулируюшее трудовые миграции; рост пищевой промышленности на основе переработки местно сырья, продуктивное личное подсобное хозяйство, более высокая продолжительность жизни.

Социальные проблемы: слаборазвитая экономика, все более отстающая от новых зон роста на юге страны; дефицит новых рабочих мест и стабильно повышенный уровень безработицы, несмотря на постарение населения и депопуляцию; низкая заработная плата в основных отраслях экономики и низкие доходы населения, особенно сельского, что тормозит выход из бедности значительной части жителей республики; слабая урбанизированность и неразвитость крупных городских центров, снижающие доступность социальных услуг; межэтнические проблемы и сохранение патриархальных клановых форм в социальной структуре.


Расселение. История адыгов уходит корнями в далекое прошлое, но Черкесская (Адыгейская) автономная область была образована только в 1922 г. Причудливый контур ее границ связан не только с физико-географическими особенностями, он отражает перипетии советского национально-государственного строительства. Адыгея дважды расширяла свою территорию: в 1936 г. в нее вошла северная часть Майкопского района, в 1964 г. – его южная часть. Целесообразность присоединения этих территорий аргументировалась тем, что автономной области была необходима своя столица-город, которой стал Майкоп. Кроме того, включение в состав республики новых горных территорий расширяло площадь пастбищ, необходимых для поддержания табунного животноводства – одной из традиционных отраслей хозяйства. Эти территории богаты рекреационными ресурсами, ценность которых возрастает в связи с развитием горнолыжных курортов.

Предки современных адыгов жили на территории, находившейся на пересечении сфер влияния разных этнических групп, государственно-политических образований и религиозно-культурных традиций. Во второй половине XV в. на место доминировавших в Причерноморье Византии и Генуи приходит Турция и ее союзник, Крымское ханство, что повлекло за собой постепенное вытеснение христианства исламом. В конце XVIII – начале XIX вв. Россия вплотную приблизилась к горному Северо-Западному Кавказу, опираясь на кордонные линии, переселяя казаков и крестьян в ходе колонизации этих территорий.

Как этнос адыгейцы сформировались после завершающего этапа Кавказской войны 1858-1863 гг. Вынужденная эмиграция большей части западных адыгов в Турцию, переселение оставшихся на равнину, "в тыл" русских кордонных линий, ликвидировали субэтническое деление. Последовавший за этим переход к оседлости и земледелию, а также территориальный отрыв от черкесских племен, проживавших восточнее, усилили процессы этнической консолидации адыгов, живущих в среднем течении Кубани, за ними в советский период закрепился этноним — адыгейцы.

Адыгея со всех сторон окружена Краснодарским краем, а часть районов республики расположена вблизи Краснодара, что способствует трудовым миграциям населения. Территорию республики пересекают две железнодорожные магистрали, связывающие внутренние районы России со стратегически важными портами и курортами Черноморского побережья: Краснодар–Новороссийск и Армавир–Туапсе с ответвлением на Майкоп. После заполнения Краснодарского водохранилища связь между северо-западными и восточными частями республики осуществляется через территорию Краснодарского края. В результате, разные районы республики тяготеют в разным транспортным коридорам и слабее связаны между собой, чем с соседними районами Краснодарского края.

За исключением Майкопского промышленного узла, индустриализация слабо затронула территорию республики, она традиционно выступала как источник сельскохозяйственного сырья. Аграрный характер экономики даже усилился в переходный период.

Адыгея относится к числу слабо урбанизированных регионов (52,6% городского населения): доля городского населения превысила половину лишь в середине 1980-х гг. Город в полном смысле этого слова в республике один – Майкоп, в нем проживает около 40% населения (табл. 1). Второй город, Адыгейск, как и пять поселков городского типа, по образу жизни и внешнему облику скорее напоминают крупные сельские поселения. Адыгейск был образован в 1969 г. как центр переселения жителей более чем двух десятков поселков, располагавшихся в чаше создаваемого Краснодарского водохранилища. В 1976 г. он получил статус города, но значимых предприятий промышленности в нем так и не возникло. Численность и городского, и населения начала сокращаться только в 2000-е гг., темпы депопуляции пока еще незначительные.

Таблица 1. Численность населения городов и районов республики Адыгея (тыс. чел.).

2006 г.

2002 г.

1989 г.

2006 г. к 2002 г., %

2002 г. к 1989 г.,%

Республика Адыгея

442,7

447,1

432,6

99,0

103,4

Городское население

232,8

234,9

225,6

99,1

104,1

Сельское население

209,9

212,2

207,0

98,9

102,5

г. Майкоп

175,6

175,8

165,2

99,9

106,4

г. Адыгейск

12,2

12,2

12,5

99,9

97,3

Гиагинский район

33,0

33,5

32,1

98,6

104,4

Кошехабльский район

31,0

31,3

29,8

99,0

105,1

Красногвардейский район

30,9

31,5

30,0

98,0

105,3

Майкопский район

56,4

58,5

58,6

96,4

99,8

пгт Тульский (рц)

8,4

10,5

9,5

80,3

110,1

пгт Каменномостский

7,5

7,6

8,3

98,7

91,4

Тахтамукайский район

65,8

65,7

64,7

100,1

101,6

пгт Энеем

17,7

17,7

17,8

100,4

98,9

пгт Яблоновский

25,3

25,1

24,9

101,1

100,5

Теучежский район

19,7

20,0

21,9

98,6

91,0

пгт Тлюстенхабль

4,9

5,0

3,9

98,2

128,2

Шовгеновский район

16,0

16,4

17,9

97,4

91,7

По плотности населения (более 58 чел./км кв.) республика отстает от Краснодарского края, но вполне сравнима со староосвоенными областями Центра. Однако характер расселения иной, сельские поселения республики намного крупнее, чем в Центральной России, средний размер поселения превышает 900 человек. Территория республики делится на две части. В северной, прикубанской части проживает 80% населения республики, сложилась довольно равномерная сеть сельских поселений, плотность сельского населения вдвое выше средней по республике. Для южной предгорной части характерно долинное расселение: станицы вытянуты вдоль рек Белая и ее притоков.

Демография. Демографическая ситуация в Адыгеи нетипична для республик Северного Кавказа, это связано с особенностями этнической структуры жителей, в которой 2/3 составляет русскоязычное население. Адыгея первой из северокавказских республик завершила демографический переход, в настоящее время суммарный коэффициент рождаемости составляет лишь 1,36. По уровню рождаемости и смертности республика близка к Краснодарскому краю и лишь незначительно опережает Ставропольский край и Ростовскую область (рис. 1). Среди республик Северного Кавказа только в Адыгее с начала 1990-х гг. отмечается устойчивая естественная убыль населения.

Естественная убыль характерна для всех муниципальных образований республики, при этом более высокие показатели смертности имеют периферийные районы – Кошехабльский, Красногвардейский, Гиагинский (более 17‰). В районах, расположенных на транспортных выходах к Краснодарскому краю (Теучежском и Тахтамукайском, г. Адыгейске), возрастная структура населения моложе и показатели смертности несколько ниже (12,3‰).

Рис. 1. Естественный и миграционный прирост в некоторых регионах ЮФО, ‰

Постарение возрастной структуры населения в республике началось давно, доля пенсионеров еще в 1989 г. превысила порог в 20%, а в 2005 г. достигла 22,0% (в среднем по РФ - 20,4%), доля молодежи снизилась до 17,5% , но все еще немного выше средней по стране (16,3%).

Миграционный прирост компенсировал естественную убыль населения только до 1996 г. В последующие годы приток в республику резко снизился, хотя сальдо миграций остается положительным, в отличие от других республик Северного Кавказа (рис 2). В то же время миграционный обмен Адыгеи с Краснодарским краем стабильно отрицательный и только ближайший к Краснодару Тахтамукайский район имеет в последние годы положительный миграционный баланс, став фактически пригородной зоной краевого центра соседнего региона.

Рис. 2. Коэффициент миграционного прироста (убыли) в регионах Северного Кавказа, на 10 000 населения

Адыгея относится к числу национальных образований, где абсолютно преобладает русскоязычное население (табл. 2), и этим заметно отличается от других республик Северного Кавказа. Это оказывает заметное влияние на прокреативное поведение коренных жителей: несмотря на отток русских, рост доли титульного этноса в 1989–2002 гг. был относительно умеренным, а сдвиги в этническом составе за последний межпереписной период незначительны. Представители титульного этноса проживают преимущественно в прикубанской зоне, куда они были переселены из горных районов во второй половине XIX в., в то время как в наиболее индустриально Майкопском районе — русскоязычное население.

Таблица 2. Этнический состав населения республики Адыгея, 2002 г.

Тыс. чел.

%

Республика Адыгея

Краснодар-

ский край

ЮФО

Республика Адыгея

Краснодар-

ский край

ЮФО

Все население

447,1

5125,2

22907,1

100,0

100,0

100,0

Русские

288,3

4436,3

14795,4

64,5

86,6

64,6

Адыгейцы

108,1

15,8

125,8

24,2

0,3

0,5

Армяне

15,3

274,6

615,1

3,4

5,4

2,7

Украинцы

9,1

131,8

396,6

2,0

2,6

1,7

Курды

3,6

5,0

11,7

0,8

0,1

0,1

Татары

2,9

25,6

173,6

0,6

0,5

0,8

Экономика. Душевой ВРП республики составляет менее трети от среднего по регионам России и вдвое отстает от показателя соседнего Краснодарского края. Адыгея относится к наименее развитым республикам ЮФО, заметно опережая только Ингушетию (рис. 3). По динамике ВРП Адыгея входит в группу самых медленно растущих регионов ЮФО (142% за 1998 -2005 гг.), опережая только Калмыкию и Ингушетию. Для сравнения, экономика "русских" регионов ЮФО за то же время выросла на 159-189%. Отставание республики явно усиливается, хотя следует учитывать, что достоверность экономической статистики в ЮФО невысока из-за значительной доли теневой экономики. О слаборазвитости (а также теневом характере) экономики свидетельствует и структура ВРП республики: очень высокая доля нерыночных услуг, т.е. услуг, оплачиваемых из бюджета (24,3% в 2004 г.), более низкие и примерно равные доли промышленности (15,3), сельского хозяйства (14,3) и торговли (14,9).

Рис. 3. Душевой ВРП регионов ЮФО в 2000-2005 гг. (в постоянных ценах 2005 г.), тыс. руб.

Как уже отмечалось. Адыгея не обладает значительным промышленным потенциалом, основную роль, как и в советское время, играет пищевая промышленность. Несмотря на сильный спад первой половины 1990-х гг. (более чем в четыре раза), республика превысила среднюю по стране динамику промышленного производства благодаря быстро растущему спросу на отечественную пищевую продукцию и улучшении ситуации в машиностроении. По динамике промышленности Адыгея опережает все республики ЮФО и близка к показателям "русских" регионов (рис. 4), но следует учитывать, что неплохие показатели отчасти связаны с эффектом низкой базы (слабым развитием промышленности республики до экономического спада 1990-х гг.) Неравномерность роста по годам обусловлена сильной зависимостью от конъюнктуры рынка пищевой продукции.

Рис. 4. Динамика промышленного производства в регионах ЮФО (1990 г.=100%)

В основе экономики лежит агро-промышленный комплекс (АПК), создание которого началось еще в довоенный период с Адыгейского консервного комбината (п. Яблоновский Теучежский район). Крупные консервные предприятия отрасли были основой промышленности в нескольких районах республики (Теучежском, Красногвардейском, Майкопском), снижение спроса на их продукцию обусловил кризис этой подотрасли в 1990-е гг. (табл. 3). Более востребованным оказалось производство молочной продукции и мягких сыров в пригородной зоне Майкопа, сахара и растительного масла. Однако и в этих отраслях велика роль конъюнктурных факторов: в 2007 г. в республике был остановлен крупный сахарный завод, не выдержавший конкуренцию с соседними предприятиями Краснодарского края и выставленный на продажу владельцами - крупной неместной компанией. Еще одна традиционная отрасль специализации – лесная и деревообрабатывающая – так и не вышла из сильного спада. Отрасль базировалась на переработке местного сырья, которое быстро истощается, в том числе из-за незаконных рубок и вывоза ценных лиственных пород.

Улучшилось положение небольших машиностроительных предприятий - Майкопского машиностроительного завода, редукторного завода "ЗАРЕМ", но они не делают "погоды" в экономике республики. Нефтяная промышленность, основанная в начале 20 века в Майкопском нефтегазоносном районе, играет незначительную роль в структуре промышленного производства. Среди новых объектов топливной инфраструктуры выделяется крупная база Лукойла в Тахтамукайском районе, созданная на путях транспортировки нефти к портам Черного моря. Наиболее значимая из местных ГЭС – построенная более полувека назад Майкопская - покрывает лишь пиковые нагрузки.

Таблица 3. Структура промышленного производства Республики Адыгея, %

Основные отрасли промышленности

1991 г.

2001 г.

2004 г.

Пищевая

56

48

45

Лесная и деревообрабатывающая

16

25

17

Машиностроение и металлообработка

11

12

17

Электроэнергетика

1

5

11

Строительных материалов

3

5

6

Легкая

12

1

1

Топливная

1

1

1

Единственный крупный промышленный центр республики с диверсифицированной экономикой — Майкоп, на него приходится 46% промышленного производства (в 1991 г. — 60%). Снижение доли столицы связано, во-первых, с сильным промышленным спадом: объем промышленного производства в Майкопе пока не выше трети от уровня 1991 г. Во-вторых, оно обусловлено развитием переработки пищевого сырья в других районах республики. Так, в 2005 г. более трети (35%) промышленного производства республики давал Гиагинский сахарный завод. Помимо Гиагинского района, заметным ростом пищевой отрасли отличался ближайший к Краснодару Тахтамукайский район.

Сельское хозяйство — одна из основных отраслей специализации, но спад в нем не преодолен, объем производства составляет около половины от уровня 1990 г. Более жизнеспособна овощеводческо-зерновая зона Тахтамукайского и Теучежского районов, имеющих выход на крупные городские центры Краснодарского края. Главный козырь северо-востока республики, где преобладают зерновые и технические культуры — производства сахара. Там располагается крупный, хотя и довольно старый (пущен в 1958 г.), Гиагинский сахарный завод. Наибольшие проблемы в предгорном районе, где большее значение традиционно имело животноводство, относительно благополучна лишь пригородная зона вокруг Майкопа.

Несмотря на близость к портовым комплексам и курортам черноморского побережья, ощутимого роста инвестиций в республике не произошло, она проигрывает конкуренцию за инвестиции не только своему соседу, Краснодарскому краю (почти в пять раз), но и подавляющему большинству регионов ЮФО (рис. 5). Пересчет инвестиций в постоянных ценах показывает, что объемы инвестиций в республике за последние пять лет не росли.

Рис. 5. Инвестиции в основной капитал на душу населения, в постоянных ценах (цены 2005 г.)

Важным индикатором инвестиционной активности, особенно для регионов с высокой долей теневой экономики, является ввод жилья – его не спрячешь. Однако и здесь есть лазейка – возможность не регистрировать ввод частного жилья (построенного населением), оставляя его формально в стадии так называемого "незавершенного строительства", что снижает статистические показатели. Для Адыгеи этот показатель удивительно низок и, более того, он сокращается! Адыгея выглядит аутсайдером на фоне всех остальных республик и опережает только Ингушетию (рис. 6). Вопрос только в том, можно ли этой статистике доверять.

Рис. 6. Ввод жилья за счет всех источников финансирования, кв.м на 1000 населения

Данные бюджетной статистики позволят более четко определить место Адыгеи. Республика относится к числу высокодотационных регионов страны, но все же опережает остальные республики Северного Кавказа по доле собственных доходов в доходах консолидированного бюджета (рис. 7). Вклад самой республики в доходы ее бюджета растет, хотя и не быстро – с 32 до 40-42% за пять лет.

Рис. 7. Доля собственных доходов (налоговых и неналоговых) в консолидированных бюджетах регионов ЮФО, %

Оценки экономического положения с помощью разных индикаторов весьма противоречивы, но в целом они показывают, что Адыгея не самая слаборазвитая среди республик ЮФО, однако ее промежуточное положение ближе к явным аутсайдерам (Ингушетии и Дагестану), чем к более развитым Северной Осетии и Кабардино-Балкарии.

Занятость и рынок труда. Экономическая активность населения Адыгеи заметно ниже средней по стране – 60 и 65% соответственно. Это обусловлено традиционной для республик юга пониженной экономической активностью сельского населения (55%), занятого в личном подсобном хозяйстве, особенно это характерно для женщин.

Точность оценок состояния рынка труда для регионов ЮФО относительна, статистический учет не охватывает всей неформальной занятости, самозанятости, многое досчитывается и дооценивается. В 2004 г. на крупных и средних предприятиях, по которым есть более-менее достоверная информация, работали немногим более половины (56%) от общей численности занятых. Велика неполная занятость, особенно в пищевой промышленности, имеющий высокий показатель сезонности.

По данным статистики, основные сдвиги в структуре занятости в 1990-2000-х гг. произошли в материальном производстве и они были поэтапными. В период экономического спада 1990-х гг. почти вдвое сократилась занятость в промышленности – с 27% в 1991 г (данные статуправления Адыгеи) до 15% (табл. 4). Село же в кризисный период принимало мигрантов, и сокращение занятости в сельском хозяйстве началось только в 2000-е гг. – в агросектор пришли новые собственники, началась его адаптация к рыночным условиям с сокращением избыточной занятости. Для сельского населения этот процесс везде проходит болезненно, т.к. мобильность сельских жителей низка, а предложение альтернативных рабочих мест на селе минимально.

Традиционный для переходного периода переток высвобождаемых работников в торговлю шел медленнее, чем в среднем по стране. Но следует учитывать, что статистические измерения не отражают масштабов неформальной занятости в торговле (открытые рынки, челночная торговля и др.). Перетока в сектор бюджетных услуг почти не происходило, т.к. в нем не было свободных рабочих мест. Стабилизирующая функция бюджетной занятости была оплачена федеральной помощью дотационной республике, но финансовые ресурсы расходовались неэффективно: в 1,5 раза выросла доля управленцев, и так заметно превышающая средний показатель по стране.

Таблица 4. Изменения структуры занятых по отраслям экономики

Отрасль

%

Справочно: РФ

1995 г.

2001 г.

2004 г.*

2004 г.

Всего

100,0

100,0

100,0

100,0

Промышленность

20,7

15,4

15,1

21,5

Сельское и лесное хозяйство

19,3

21,7

18,7

10,4

Строительство

7,7

4,7

6,5

7,9

Транспорт и связь

7,2

6,0

5,9

6,6

Торговля и общественное питание

8,1

14,9

15,8

18,9

ЖКХ и бытовое обслуживание

5,0

4,5

4,4

4,8

Здравоохранение, образование, культура

22,8

22,5

22,8

19,7

Финансы и кредит

1,4

1,5

1,4

1,4

Управление

4,8

6,1

6,4

4,8

* Данные за 2005 г. даются в новом классификаторе ОКВЭД и несопоставимы

По данным республиканской статистики, в 2004 г. на малых предприятиях, большая часть которых относится к лесной и пищевой отраслям, работало около 10% занятых, что близко к средней занятости в малом бизнесе по стране (11%). Около 2/3 легально занятых в малом бизнесе концентрируются в Майкопе и Майкопском районе. Очевидно, что эта статистика неполна. Еще с советского периода для республики было характерно “отходничество” на заработки в Центральную Россию и в соседние регионы, в первую очередь в Краснодарский край. Маятниковая трудовая миграция характерна для жителей Тахтамукайского района, вплотную примыкающего к городской границе г. Краснодара. Для жителей предгорной полосы подспорьем являются лесозаготовки, в том числе нелегальные, а также сезонное обслуживание отдыхающих, поток которых в Адыгею постепенно растет. Но все это не снижает проблемы дефицита рабочих мест в республике.

Незначительное предложение рабочих мест – основной фактор стабильно высокого уровня безработицы, составляющей около 15% экономически активного населения, это более чем в два раза выше средней по стране (рис. 8). На фоне других республик ЮФО Адыгея выглядит далеко не худшей, в ней нет такого сильного демографическое давления на рынке труда, типичного для республик с более молодой возрастной структурой населения. Но это не снимает проблемы, без создания новых рабочих мест ситуацию улучшить невозможно. Зарегистрированная безработица в республике также вдвое выше средней по стране (4,9 и 2,5% соответственно в 2005 г.) и носит застойный характер, две трети безработных ищут работу более года. Но все же в отличие от экономических показателей, по состоянию рынка труда Адыгея все же менее проблемна, чем большинство республик ЮФО.

Рис. 8. Уровень безработицы по методологии МОТ в регионах ЮФО, % (без Ингушетии)

Социально-экономическое положение домохозяйств. Республика относится к слаборазвитым регионам с высокой долей сельского населения, поэтому среднедушевые доходы ее жителей одни из самых низких в ЮФО (рис. 9). В Дагестане и Карачаево-Черкесии негативные факторы те же самые, однако уровень доходов заметно выше, причем различия проявились в последний год-два. Объяснение этому, особенно для Дагестана – быстрый рост доходов населения благодаря значительному увеличению федеральных трансфертов (финансовой помощи). На Адыгею аналогичный «золотой дождь» не пролился… Темпы роста денежных доходов населения Адыгеи за 1998-2005 гг. были одними из самых низких в ЮФО – в 1,5 раз, хуже показатель только в Калмыкии (1,2 раза). Для сравнения, в Дагестане душевые доходы населения выросли за тот же период в 3,5 раза, в Ингушетии – в 2,7 раз, а в Краснодарском крае и Ростовской области – в 1,8-1,9 раз. Как следствие, уровень жизни населения Адыгеи все более отстает от соседних регионов.

Рис. 9. Среднедушевые денежные доходы населения регионов ЮФО в 2006 г., тыс. руб.

В портретах регионов обычно сравниваются не сами душевые денежные доходы, а их отношение к прожиточному минимуму, т.е. покупательную способность доходов. Это делается для учета различий стоимости жизни в регионах страны. Но для республик ЮФО такое сравнение, скорее, запутывает оценку. Невозможно объяснить некоторые различия прожиточных минимумов, особенно дороговизну жизни в Ингушетии. Возможно, это относительно простой способ получать больше федеральных трансфертов… Дорожала жизнь и в Адыгее, прожиточный минимум рос быстрее, чем в других республиках, и теперь он выше, чем у соседей. Только понимая, чем обусловлена динамика доходов и каковы особенности расчета прожиточных минимумов в разных республиках, можно сравнивать, казалось бы, стандартное отношение доходов к прожиточному минимуму. Картина получается удивительная: взлет Дагестана, опередившего по Ставропольский край, соседствует со стагнацией покупательной способности доходов в Адыгее и странными скачками в Калмыкии. По данному индикатору Адыгея очевидно ближе к явным аутсайдерам - Ингушетии и Калмыкии – но не стоит забывать о быстром росте ее прожиточного минимума...

Рис. 10. Отношение среднедушевых денежных доходов населения к прожиточному минимуму в регионах ЮФО, %

Статистика доходов в регионах ЮФО выглядит даже более виртуальной, чем статистика занятости, поэтому ограничимся только главными сюжетами. Доля заработной платы в доходах населения (включая скрытую заработную плату) составляет 61%, в среднем по стране она выше (67%). Различия заработной платы по отраслям экономики Адыгеи не вполне типичны (табл. 5). В сельском хозяйстве она составляет половину от средней по области, разрыв несколько мягче, чем в среднем по стране (40%), это обусловлено низким уровнем заработной платы в республике. Заработки в инфраструктурных отраслях выше, чем в промышленности, поскольку в республике преобладает низкооплачиваемая пищевая отрасль. Казалось бы, типичным является отставание на треть заработков в социальной сфере от средних по региону, то же самое характерно для всей страны. Но Адыгея – регион с низкими заработками, а в таких регионах социальная сфера обычно отстает не так сильно. Судя по всему, бюджетных средств на повышение заработной платы в социальных отраслях не хватает (или они не выделяются в нужных объемах). За 2000-2004 гг. межотраслевые различия сократились только за счет наиболее высокооплачиваемых сфер – финансов и управления. Несмотря на снижение отрыва, ситуация в Адыгее типична для слаборазвитых республик - заработная плата управленцев значительно выше средней по региону (в 1,8-1,5 раз).

Таблица 5. Отношение средней заработной платы в отраслях экономики к средней по республике, %

Отрасли экономики

Респ. Адыгея

Справочно: РФ

2001 г.

2004 г.

2004 г.

Всего

100

100

100

Промышленность

107

107

117

Сельское хозяйство

55

54

41

Лесное хозяйство

67

61

61

Транспорт

144

135

142

Связь

135

121

133

Строительство

151

141

118

Торговля, общественное питание

80

61

72

Жилищно-коммунальное хозяйство

99

87

85

Здравоохранение

76

82

70

Образование

60

69

62

Культура

62

63

64

Наука

113

69

130

Финансы, кредит, страхование

312

247

247

Управление

181

155

118

В структуре денежных доходов повышена доля социальных выплат (23% при средней по РФ – 12,8, средней по ЮФО – 15), более высокий показатель имеет только Калмыкия (28,4%). Однако масштабные социальные трансферты не обеспечивают позитивной динамики сокращения бедности в Адыгее. Доля населения с доходами ниже прожиточного минимума с течение последних лет держится на уровне 34-35%, хотя в среднем по стране она была вдвое ниже (16% в 2005 г.) и устойчиво сокращалась, как и в большинстве регионов ЮФО (рис. 11). По уровню бедности Адыгея не так сильно отличается от Краснодарского края, как по уровню доходов населения. Бедность в обоих регионах концентрируется в селе, а высокая доля сельского населения замедляет улучшение показателя. Только опережающий рост заработной платы сельских занятых позволит смягчить проблему бедности в аграрных регионах.

Рис. 11. Уровень бедности в регионах ЮФО, %

Социальная инфраструктура. По основным показателям обеспеченности базовыми социальными услугам республика занимает среднее положение между областями и краями ЮФО и менее развитыми республиками. Стандартные показатели обеспеченности услугами здравоохранения - местами в больницах и амбулаториях, средним медперсоналом – ненамного отстают от российских, в условиях высокой безработицы занятость в сфере здравоохранения престижна. Однако обеспеченность врачами заметно ниже и составляет 37 на 10 тыс. чел. (при среднероссийской — 49; и среднеокружной — 43).

Социально-демографические показатели, отражающие состояние здоровья населения, противоречивы. С одной стороны, республика имеет относительно высокую по среднероссийским меркам ожидаемую продолжительность жизни (68,05 лет, при среднероссийской — 65,30), хотя на фоне других республик ЮФО это средний результат. В то же время в 1990-х гг. в республике сохранялся относительно высокий уровень младенческой смертности. В начале 2000-х гг. он резко снизился, достигнув уровня развитых регионов (11‰ в 2005 г.), однако сильные погодовые колебания (в 2004 г. - до 14‰) этого показателя свидетельствуют о проблемах в сфере здравоохранения. Кроме того, в Адыгее выше коэффициенты смертности от внешних причин (несчастные случаи, травмы, алкоголизм и др.) На них приходится более 11% смертей в трудоспособном возрасте. Адыгея, свыше 60% населения которой – славяне, заметно опережает другие республики по уровню смертности от внешних причин и близка к «русским» регионам ЮФО

Система профессионального образования развита слабо, сказывается низкая урбанизированность и отсутствие крупного центра высшей школы, невысокий достаток населения и сильная конкуренция со стороны других образовательных центров Северного Кавказа. В республике четыре вуза, как и в начале 1990-х гг., при слабом развитии филиальной сети. За последние десять лет число студентов увеличилось в 2,1 раза (со 164 на 10 тыс. жителей в 1995 г. до 351 в 2005 г.), но республика отстает от среднего показателя и по ЮФО, и по стране в целом (соответственно, 408 и 495). Немногочисленная сеть начальных и средних профессиональных учебных заведений, созданных еще в советский период, сохранилась. Для общего образовании проблемой остается недостаток школ: несмотря на снижение численности детей, во вторую смену в школах республики занимается каждый пятый ученик (19%, в среднем по РФ - 15%).

Обеспеченность жилфондом в Адыгее выше среднероссийской (соответственно 23 и 21 кв. м на человека), поскольку сельские жители имеют более просторные дома. Однако благоустройство жилфонда заметно ниже среднероссийского уровня (табл. 10), а в ЮФО более низкие показатели имеют только самые слаборазвитые регионы. Причина не только в сельском характере расселения: в соседнем Краснодарском крае, близком по условиям жизни, ситуация заметно лучше.

Таблица 6. Оборудование жилищного фонда республики Адыгея в 2004 г.

 

Удельный вес общей площади, оборудованной

водопроводом

канализацией

отоплением

газом

горячим водоснабжением

напольными электроплитами

Российская Федерация

75,6

71,5

79,8

70,1

62,9

17,4

Южный федеральный округ

71,9

65,8

71,1

85,5

54,2

2,3

Республика Адыгея

Всего

68,2

61,6

66,8

69,9

50,7

0,0

Город

79,1

74,3

73,4

74,5

64,2

Село

55,1

48,6

47,9

64,4

33,8

0,1

Краснодарский край

76,5

72,1

72,3

81,8

60,1

2,7

Несмотря на пониженный уровень благоустройства, доля семей, получающих жилищные субсидии на оплату ЖКУ, несколько выше средней по стране (13,6% и 11,9% соответственно в 2005 г.). По охвату населения жилищными субсидиями Адыгея занимает промежуточное положение между республиками с высоким уровнем бедности (Дагестан – 30,9% общего числа семей) и «русскими» регионами.

Приоритеты социальной политики в Адыгее можно оценить с помощью анализа бюджетных механизмов. Структура расходов консолидированного бюджета республики в наибольшей степени ориентирована на социальные цели по сравнению со всеми другими регионами ЮФО (рис. 12). Как правило, максимальная социальная ориентация бюджета - следствие недостатка бюджетных ресурсов, когда денег хватает только на самые необходимые расходы по выполнению обязательств государства. На фоне Чечни и Ингушетии, которые расходуют на социальные цели значительно меньшую долю своих бюджетов, политика властей республики Адыгея выглядит более ответственной.

Рис. 12. Доля социальных расходов во всех расходах консолидированных бюджетов субъектов ЮФО, %

Интегральные индексы. По индексу развития человеческого потенциала Адыгея находится в последнем десятке регионов (71 место в 2004 г.), заметно уступая свои соседям по рейтингу по уровню душевого ВРП, но опережая их по индексу долголетия. Примерно такие же позиции она занимает по индексу качества жизни (75 место в 2004 г.). По индексу инновативности (70 место) республика также относится к аутсайдерам с низкими показателями по всем компонентам. В рейтинге демократичности она занимает 73 место, опережая часть республик ЮФО.


  
 
Новости | Об институте | Научные программы | Грантовая программа
Единый архив социологических данных | Публикации | Региональная программа | English