В начало
В начало
О программе
О программе

 
Тематические обзоры
Тематические обзоры

Типология регионов
Типология регионов

 
Портреты регионов
Портреты регионов

 
Интегральные
       индексы

Интегральные индексы
 
Грантовая программа
       в регионах

Грантовая программа в регионах
 

Независимый институт социальной политики


Социальный атлас российских регионов / Портреты регионов


Амурская область

Социальные преимущества:рост инвестиций в последние годы благодаря развитию энергетическо-сырьевой специализации; невысокий уровень безработицы вследствие самозанятости; пока еще более молодая возрастная структура населения; более высокая статистическая обеспеченность услугами здравоохранения в целом по области; развитая система начального и среднего профессионального образования.

Социальные проблемы: длительная экономическая депрессия и деградация обрабатывающих производств; сохраняющаяся в течение длительного времени миграционная убыль; высокий уровень бедности вследствие низких доходов населения и концентрации занятых в низкооплачиваемых отраслях; проблемы человеческого капитала (пониженный уровень образования и плохое состояние здоровья населения из-за низкого качества и труднодоступности медицинской помощи в периферийных районах); быстрое сокращение сети детских садов и школ, неразвитая высшая школа; проблемное состояние жилищного фонда.


Первые попытки закрепления русских в Приамурье были связаны с походами В. Пояркова и Е. Хабарова в середине XVII века. Однако русские уступили эти земли маньчжурам Цинской империи по Нерчинскому мирному договору (1689 г.). Только после урегулирования границы с Китаем по Айгунскому (1858 г.) и Пекинскому (1860 г.) договорам началось активное освоение слабозаселенных территорий Приамурья. Миграционный приток в зону нового освоения стимулировался переселенческой политикой Российского государства: выделением денежной помощи на переезд, раздачей прибывшим крестьянам земельных наделов в бесплатную аренду, освобождением от рекрутской повинности и уплаты подушной подати. Среди переселенцев преобладали крестьяне русских черноземных и поволжских губерний и Восточной Украины, выдавливаемые из родных мест малоземельем, было немало и казаков, ссыльных и каторжников. Неземледельческую колонизацию ускорило открытие золотоносных месторождений и разрешение на добычу частными лицами. За первые 40 лет активного заселения (1861 – 1901 гг.) численность населения Приамурья увеличилась с 14 до 160 тыс. человек. Благовещенск уже в 1858 г., через два года после основания, получил статус города и развивался как административный, промышленный и торговый центр области.

Территория Амурской области стала местом ссылки и каторги не только в Российской империи, но и в Советском Союзе. Силами заключенных строились дороги (гужевая дорога от Благовещенска до Хабаровска в конце XIX века, первые участки Байкало-Амурской железнодорожной магистрали в 1930-е гг.). В разгар репрессий 1930-х гг. численность заключенных БАМЛАГа с центром в г. Свободном достигала 290 тыс. человек (По данным: А.В. Баранов, Д.П. Болотин, Ю.В. Малиновский и др. История Амурской области с древнейших времен до наших дней. Благовещенск: БГПУ, 2005).

В 1950-1980-е гг. появились машиностроительные предприятия, была построена Зейская ГЭС, по северу территории области прошла Байкало-Амурская магистраль. Развивались и традиционные отрасли – добыча золота и бурого угля, сельское хозяйство, т.к. в Амурской области лучшие на Дальнем Востоке природные условия для производства зерна и сои.

Расселение. Плотность населения в Амурской области низка – 2,3 человека на кв. км, но это значение выше среднего для Дальнего Востока с его огромной слабозаселенной территорией. Размещение крайне неравномерно: три четверти населения проживает в южной части региона, которая по площади составляет только 20% территории. Главная полоса расселения пролегает вдоль р. Амур и Транссиба, на остальной территории населенные пункты расположены в основном по долинам рек Селемджа и Зея, а на севере, в горных районах, редкая сеть поселений сложилась вдоль Байкало-Амурской магистрали.

Доля городского населения в Амурской области ниже средней по стране и одна из самых низких на Дальнем Востоке – 66,7%. Это следствие частично сохранившейся аграрной специализации и неразвитой сети городов. Благовещенск, население которого немногим более 200 тыс. человек, концентрирует только четверть всех жителей области, к средним по численности городам относятся Белогорск и Свободный. Остальные 6 городов – малые с населением от 10 до 35 тыс. человек. Из 18 поселков городского типа большинство ориентированы на обслуживание железной дороги, часть – на предприятия электроэнергетики, их население формально относится к городскому, но фактически городской образ жизни в этих «промышленных слободах» не сформировался.

За период между переписями 1989 и 2002 гг. область потеряла 15% населения. Теряют население и города, и сельская местность вследствие миграционного оттока и естественной убыли. Быстрее численность населения сокращалась только в регионах северной зоны Дальнего Востока с сильнейшим миграционным оттоком. В 1990-е гг. быстрее всего депопулировали средние и малые города Амурской области с депрессивным состоянием экономики (Тында, Завитинск, Сковородино). Только в областном центре и Белогорске численность населения оставалась относительно стабильной (табл. 1). За исключением этих двух городов, численность населения сокращалась и в 2000-х гг., хотя темпы значительно замедлились.

Таблица 1. Численность населения Амурской области и ее динамика за межпереписные периоды

Год

Численность населения, тыс. чел.

Темпы роста (убыли) численности населения, %

Основания

получения статуса города

2010 г.

2002 г.

1989 г.

2010 г. к 2002 г.

2002 г. к 1989 г.

Амурская область

1932 (1948)

829,2

902,8

1057,8

92

85

городское население

553,5

594,4

715,7

93

83

сельское население

275,7

308,4

342,1

89

90

г. Благовещенск

1856

1858

219,9

219,2

205,6

100

107

г. Белогорск

1860

1926

68,7

67,4

73,4

102

92

г. Свободный

1912

1912

58,6

63,9

80,0

92

80

г. Тында

1917

1975

35,6

40,1

62,0

89

65

г. Зея

1879

1906

25,0

27,8

32,0

90

87

г. Райчихинск

1932

1944

21,9

24,5

27,9

89

88

г. Шимановск

1910

1950

19,8

22,3

26,3

89

85

г. Завитинск

1906

1954

11,5

14,2

21,8

81

65

г. Сковородино

1908

1927

9,6

10,6

13,8

91

77

Демография. Тенденции естественного воспроизводства населения в Амурской области схожи со среднероссийскими: с середины 2000-е гг. росла рождаемость, а смертность сокращалась. За счет пока еще более молодой возрастной структуры (доля населения старших возрастов в области – 19,5%, в среднем по стране – 22,2%) уровень рождаемости в Приамурье выше среднего по стране, хотя различия становятся все меньше (табл. 2).

Таблица 2. Общие показатели воспроизводства населения Амурской области и соседних субъектов РФ в 2003 и 2011 гг., промилле
 

Общие коэффициенты

Рождаемости

смертности

естественного прироста

2003 г.

2011 г.

2003 г.

2011 г.

2003 г.

2011 г.

Россия

10,2

12,6

16,4

13,5

-6,2

-0,9

Амурская обл.

12,4

13,5

16,6

14,7

-4,2

-1,2

Еврейская АО

12,0

14,1

16,1

15,3

-4,1

-1,2

Хабаровский край

10,8

12,9

16,3

14,6

-5,5

-1,7

Забайкальский край

13,5

15,4

16,8

13,2

-3,3

2,2

В конце 1990-х – начале 2000-х гг. Амурская область отличалась очень высокой младенческой смертностью – более 23 на 1000 родившихся. За десятилетие этот уровень снизился вдвое, но все равно остается в 1,5 раза выше среднероссийского. Наиболее ярко демографическое неблагополучие Приамурья отражает индикатор ожидаемой продолжительности жизни (рис. 1). Ни один из регионов Дальнего Востока не отличается высоким долголетием населения, но в Амурской области его значение – одно из самых низких в стране – 64,4 года (в среднем по РФ – 68,7 лет), а среди сельских мужчин – только 57,7 лет. В последние годы наметилась тенденция к улучшению, но, тем не менее, низкая ожидаемая продолжительность жизни как интегральный индикатор здоровья населения свидетельствует об остроте социальных проблем, маргинализации населения, особенно в сельской местности, депрессивных малых городах и пгт.

Рис. 1. Ожидаемая продолжительность жизни мужчин и женщин в отдельных регионах юга Дальнего Востока и Забайкалья, лет

В Амурской области, как и на всем Дальнем Востоке и в Забайкалье, сохраняется устойчивый миграционный отток (рис. 2). Он начался в конце 1980-х гг., а в кризисных 1990-х по темпам оттока населения область была сопоставима с такими северными регионами страны, как Мурманская, Архангельская, Сахалинская области, республика Якутия. В последние 8-10 лет темпы оттока замедлились, но остаются максимальными среди регионов юга Дальнего Востока.

Рис. 2. Коэффициент миграционного прироста (убыли) в регионах юга Дальнего Востока и Забайкалья, на 10 тыс. чел.

Различия в миграционной привлекательности городов и районов области отражают внутрирегиональную экономическую ситуацию. Интенсивнее всего население уезжает из северных районов области (Тындинский, Сковородинский, Магдагачинский, Селемджинский), а также из южных, с более благоприятными агроклиматическими условиями, но с депрессивным состоянием экономики (Белогорский, Серышевский, Завитинский и др.). Только население областного центра и районов, прилегающих к нему (Благовещенский, Тамбовский), а также второго по величине города Белогорска получают миграционную «подпитку».

Амурская область практически мононациональна, русские составляют более 94% населения. Из коренных малочисленных народностей наиболее представлены эвенки (0,2% населения), проживающие в северных районах. По данным переписи 2010 г., китайцев в области менее 700 человек, однако это «лукавая» цифра: китайских трудовых мигрантов в области значительно больше, хотя расхождения в оценках их численности весьма велики. Близость к границе с КНР ощущается в виде присутствия граждан этой страны на рынках, в сфере услуг Благовещенска, в качестве рабочих на сельскохозяйственных полях, а также обилия вывесок, дублирующих названия на китайском языке. Напротив Благовещенска, на другом берегу Амура, видны небоскребы и неоновые огни большого города Хэйхэ, за несколько десятилетий выросшего из деревни за счет приграничных торговых связей с Россией.

Экономика. В 2000-е гг. темпы роста экономики области отставали от среднероссийских, а соотношение душевого валового регионального продукта в области со средним по стране уменьшалось вплоть до 2009 г. (рис. 3). Только в период кризиса тенденция сменилась: скорректированный душевой ВРП области превысил 70% от среднего, т.к. на Дальнем Востоке спад почти повсеместно был менее глубоким, чем в Центре, Поволжье или на Урале. Тем не менее, по динамике ВРП в целом за 1998-2010 гг. Амурская область – один из аутсайдеров. Как и большинстве восточных регионов, рост тормозили низкий уровень развития инфраструктуры, слабая заселенность, удаленность, неблагоприятные условия развития, а также сокращение численности населения из-за миграционного оттока.

Рис. 3. Душевой ВРП с корректировкой на стоимость жизни в регионе, % к среднему по РФ

Как видно по структуре ВРП (табл. 3), основой экономики региона являются инфраструктурные отрасли – транспорт и связь, сектор нерыночных услуг. Вклад транспорта в ВРП Амурской области максимален среди всех регионов России. Вместе со строительством, доля которого также одна из самых высоких, на три этих вида экономической деятельности приходится почти 60% ВРП области. Такая структура ВРП, с одной стороны, отражает значимую роль транспорта в экономике Приамурья, а с другой – свидетельствует о проблемном состоянии реального сектора и возрастающей в последние годы зависимости от бюджетных средств. Роль промышленности, особенно обрабатывающей, предприятия которой в большинстве своем находятся на грани выживания, мала, как и в соседних Еврейской АО и Забайкальском крае. Зато во второй половине 2000-х гг. устойчиво рос вклад в экономику добычи полезных ископаемых, представленной в основном добычей золота.

Таблица 3. Структура производства ВРП по видам экономической деятельности, %

Виды экономической деятельности

Амурская область

Российская Федерация
(из суммы субъектов)

2005 г.

2010 г.

2005 г.

2010 г.

Сельское и лесное хозяйство

9,4

6,4

5,2

4,2

Добыча полезных ископаемых

5,3

10,2

12,8

10,5

Обрабатывающие производства

4,0

3,5

20,4

17,7

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

9,3

6,4

3,9

4,5

Строительство

8,9

17,9

5,7

6,9

Торговля и пр.

15,3

10,6

21,8

20,3

Транспорт и связь

27,2

22,6

10,6

10,5

Сектор услуг*

16,1

17,7

10,3

13,3

* Государственное управление и обеспечение военной безопасности; обязательное социальное обеспечение; образование; здравоохранение и предоставление социальных услуг; предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг

По объемам добычи золота – 29,1 т в 2011 г. – Амурская область занимает 2-е место в России после Красноярского края. Крупные рудные месторождения (Покровское, Пионер, Маломырское, Березитовое и др.) в северных районах области (Магдагачинский, Селемджинский, Тындинский, Сковородинский) дают порядка 70% добычи, еще 30% обеспечивают россыпи. Запасы и добычу драгоценных металлов (включая серебро) контролирует в основном российский крупный бизнес (группа компаний «Петропавловск», дочерние структуры «Северстали»). В гораздо меньших объемах добычу ведут региональный бизнес и множество старательских артелей. ГК «Петропавловск» в Амурской области владеет также железорудными активами. С 2010 г. на базе Куранахского месторождения запущен Олекминский ГОК (Тындинский район), производящий железорудный и титано-магниевый концентрат, в проекте – строительство Гаринского ГОКа в Мазановском районе.

Именно добыча золота стала «локомотивом» восстановительного роста промышленности области после кризисного спад 1990-х гг. и длительной стагнации (рис. 4). Спад оказался глубоким, поскольку в промышленном производстве Приамурья преобладали отрасли внутреннего спроса – машиностроение, добыча низкокачественного угля и электроэнергетика. В наиболее кризисном положении оказались предприятия деревообработки, легкой промышленности и машиностроения – многие из них не смогли преодолеть спад, часть производств закрылись. Топливно-энергетический комплекс восстановился частично: добыча бурого угля в Райчихинском и Ерковецком разрезах составляет только 40% от уровня 1990 г. (3,2 млн т в 2011 г.), тогда как производство электроэнергии на Зейской и недавно введенной в строй Бурейской ГЭС растет.

Рис. 4. Динамика промышленного производства в регионах юга Дальнего Востока и Забайкалья, % к 1990 г.

В структуре обрабатывающих производств больше половины приходится на пищевую отрасль, обслуживающую местный рынок (табл. 4). В машиностроении в небольших объемах сохранилось производство техники для горнодобывающей промышленности, кранового оборудования, сборка комбайнов из белорусских и китайских комплектующих, обслуживание и ремонт железнодорожной техники и судоремонт. Выделяется также производство стройматериалов, в 2000-е гг. его развитию способствовало строительство Бурейской ГЭС.

Таблица 4. Структура объема отгруженной продукции (выполненных работ, услуг) по ВЭД «Обрабатывающие производства», %
 

Амурская область

Россия

2005 г.

2010 г.

2010 г.

Производство пищевых продуктов, включая напитки, и табака

38,2

56,0

17,5

Производство кокса и нефтепродуктов

12,4

-

19,1

Производство прочих неметаллических минеральных продуктов*

17,0

8,9

4,4

Металлургическое производство и производство готовых металлических изделий

6,5

3,9

18,4

Производство машин и оборудования

4,4

9,4

5,1

Производство транспортных средств и оборудования

6,2

11,8

9

* Стройматериалы, асфальтобетон и пр.

Вклад городов и районов Амурской области в промышленное производство зависит от отраслевой специализации (рис. 5). Наибольший вклад вносят два золотодобывающих района – Магдагачинский и Тындинский. В совокупности они дают более 40% стоимости продукции, опережая единственный относительно крупный центр обрабатывающей промышленности – Благовещенск. Из других муниципалитетов можно выделить г. Свободный с его вагоноремонтным заводом и производством строительных материалов, а также г. Зея и Бурейский район со специализацией на электроэнергетике.

Рис. 5. Вклад отдельных городов и районов в промышленное производство Амурской области, 2011 г.

Юг Приамурья с более благоприятными агроклиматическими условиями остается важнейшей сельскохозяйственной зоной Дальнего Востока, здесь производится почти половина всей сои в стране. После спада в 1990-х гг. производство сои со второй половины 2000-х быстро наращивалось и к 2011 г. в 1,7 раза превысило советский уровень. В то же время посевные площади зерновых и поголовье скота сокращаются. Пригородное сельское хозяйство Приамурья (овощеводство, свиноводство), как и в Хабаровском крае, испытывает сильную конкуренцию со стороны дешевого китайского продовольственного импорта.

Во второй половине 2000-х гг. в Амурской области начали расти инвестиции в основной капитал: ежегодно на 15-30% в сопоставимых ценах (рис. 6). Такую динамику обусловили завершающие этапы строительства и ввода в эксплуатацию Бурейской ГЭС, реализация ряда инвестиционных проектов, преимущественно в добывающей отрасли (подготовка к эксплуатации новых золотых рудников, строительство горно-обогатительного комбината и пр.), а также прокладка по территории области нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан». Благодаря притоку инвестиций крупного бизнеса в ресурсодобывающие и инфраструктурные проекты доля бюджетных средств в структуре инвестиций в Амурской области одна из низких на Дальнем Востоке и ниже среднероссийского значения (12 и 19% соответственно). Время покажет, насколько устойчивым будет инвестиционный подъем в экономике Приамурья. При этом по темпам ввода жилья Амурская область в 2000-х гг. отставала от среднероссийских значений.

Рис. 6. Инвестиции в основной капитал на душу населения в постоянных ценах 2006 г., тыс. руб. (без корректировки на удорожание затрат)

Занятость и рынок труда. Уровень экономической активности населения Приамурья (69% от численности населения в возрасте 15-72 лет) после сильного спада 1990-х гг. приблизился к среднероссийским значениям только в 2010-2011 гг. Численность занятых в области за два десятилетия сократилась почти на 15%.

Основные отличия структуры занятости населения Амурской области от среднероссийской – низкая доля индустриальной занятости при повышенной роли сельского и лесного хозяйства и транспорта (табл. 5). В 1990-х – начале 2000-х гг. занятость на транспорте была еще выше (до 15%), однако в 2000-е гг., несмотря на особую роль Транссиба и БАМа в экономике области, из этой сферы шел интенсивный отток работников, их численность сократилась почти на треть. Развитие приграничных торговых контактов с Китаем ускорило переток «избыточных» рабочих рук из различных отраслей в сферу торговли: за последние 15 лет численность занятых в ней возросла в 1,5 раза. Реальная занятость в торговле еще выше, если учитывать самозанятых и множество челноков, подрабатывающих перевозкой товаров через границу. На две трети за этот же период увеличилась численность занятых в сфере управления – этот процесс, как и прирост занятости в бюджетных отраслях социальной сферы, типичен для регионов с депрессивным состоянием реального сектора экономики. Однако в структуре занятости Амурской области эти отрасли не выделяются большей долей занятых по сравнению со среднероссийской.

Таблица 5. Распределение численности занятых по видам экономической деятельности (по основному виду деятельности), %

Виды экономической деятельности

Амурская область

Еврейская авт. область

Россия

2000 г.

2010 г.

2000 г.

2010 г.

2010 г.

Сельское и лесное хозяйство

15,9

13,2

13,7

13,3

9,8

Промышленность

12,8

13,6

17,8

15,1

19,7

Строительство

9,4

10,2

5,8

8,2

8,0

Транспорт и связь

15,1

10,5

10,1

9,0

7,9

Торговля, гостиничные услуги и пр.

15,5

19,3

13,5

16,2

19,6

Государственное управление, обеспечение военной безопасности

5,1

6,8

8,1

10,6

5,8

Отрасли социальной сферы*

19,4

19,6

23,4

21,2

19,2

Прочие виды деятельности

6,8

6,8

7,5

6,4

10,0

* Образование, здравоохранение, предоставление коммунальных, социальных и персональных услуг

Уровень образования занятых в Амурской области отражает специфику ее экономики и расселения: повышенную аграрную занятость, небольшие размеры регионального центра и неразвитость высшей школы. Как следствие, доля занятых, имеющих высшее образование, ниже средней по стране и большинства дальневосточных регионов, за исключением соседней Еврейской авт. области (рис. 7).

Рис. 7. Структура занятых в экономике по уровню образования, 2010 г.

В период рыночных реформ область, как и большинство регионов Сибири и Дальнего Востока, столкнулась с серьезными проблемами на рынке труда – доля безработных в конце 1990-х гг. достигала 16%. Важным смягчающим фактором стала близость к границе с КНР, благодаря которой часть населения смогла «переквалифицироваться» в самозанятых, занявшихся торговлей китайскими товарами. Относительно благоприятные условия для выживания «на земле», за счет личного подсобного хозяйства, есть только на юге Приамурья. В годы экономического роста уровень безработицы в Амурской области снижался быстрее, чем в соседних регионах, и в 2008 г. не превышал 5% (рис. 8). Во время экономического кризиса 2009 г. рост безработицы был значительным, но кратковременным, и быстро сменился обратной тенденцией. Кризис затронул Амурскую область и большинство других регионов Дальнего Востока в меньшей степени, чем Центральную Россию и Урал. В 2011 г. безработица в Амурской области была минимальной среди дальневосточных регионов.

Рис. 8. Уровень безработицы в регионах юга Дальнего Востока и Забайкалья, %

Внутрирегиональную ситуацию на рынке труда можно оценить только по показателю зарегистрированной безработицы (рис. 9). Данные показывают, что более благополучна ситуация в городах Амурской области: в них более разнообразен рынок труда, выше возможности самозанятости. Кроме того, безработные реже встают на официальный учет, т.к. размер пособия по безработице для жителей городов не является экономически привлекательным с учетом требований, которые необходимо выполнять зарегистрированным в службе занятости. В аграрных районах южной части области (Константиновский, Ромненский, Шимановский, Благовещенский и др.) напряженность на рынке труда намного выше.

Рис. 9. Уровень зарегистрированной безработицы в городах и районах Амурской области в декабре 2011 г., % к численности трудоспособного населения
Источник: Доклад об основных показателях социально-экономического положения муниципальных образований Амурской области за январь – декабрь 2011 г. (Официальный сайт Правительства Амурской области)

Социально-экономическое положение домохозяйств. Область относится к бедным регионам, соотношение среднедушевых денежных доходов и прожиточного минимума составляло в 2011 г. только 2,3 раза, что существенно ниже среднего показателя по стране (рис. 10). В период экономического роста 2000-х гг. покупательная способность доходов населения Приамурья росла медленнее, чем в большинстве дальневосточных регионов, а в 2008-2010 гг. ее рост прекратился, как и во всей стране. В итоге среднедушевые денежные доходы жителей области вдвое превысили прожиточный минимум только в 2011 г. Хотя российская статистика плохо учитывает теневую составляющую доходов населения, немалую при развитой челночной торговле с Китаем, но все же по уровню жизни населения Амурская область в числе регионов-аутсайдеров.

Рис. 10. Отношение среднедушевых денежных доходов населения к величине прожиточного минимума в регионах юга Дальнего Востока и Забайкалья, %

В структуре доходов населения доминирует регистрируемая заработная плата (60% в 2010 г., в среднем по стране – 40%), в этом Амурская область похожа на северные регионы страны. Низкие доходы населения – во многом следствие сложившейся в области структуры занятости: значительное число работников концентрируется в низкооплачиваемых отраслях – сельское и лесное хозяйство, торговля, сфера социальных услуг. Отставание уровня оплаты труда в этих видах деятельности от средней по экономике области за 2000-е гг. усилилось, кроме сельского и лесного хозяйства (табл. 6). Помимо финансовых организаций, наиболее высоко оплачивается занятость в золотодобыче и госуправлении. Увеличение финансирования бюджетного сектора в 2000-е гг. в большей степени способствовало росту заработной платы в госуправлении а не в образовании или здравоохранении.

Таблица 6. Средняя заработная плата по видам экономической деятельности к средней по области (стране), %

Виды экономической деятельности

Амурская область

Россия

2002 г.

2010 г.

2010 г.

Сельское и лесное хозяйство

50

56

51

Добыча полезных ископаемых

137

136

190 (135)*

Обрабатывающие производства, из них

76

98

91

производство пищевых продуктов

59

76

83

металлургическое производство

117

80

101

производство машин и оборудования

117

89

96

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

123

124

115

Строительство

132

123

101

Транспорт и связь

149

142

122

Оптовая и розничная торговля и пр.

66

59

88

Финансовая деятельность

268

188

239

Государственное управление, обеспечение военной безопасности

124

137

120

Образование

67

62

67

Здравоохранение и социальные услуги

78

71

75

* В скобках указано значение для добычи полезных ископаемых, кроме топливно-энергетических.

Внутрирегиональная дифференциация в оплате труда определяется не только различиями в экономической специализации муниципалитетов, но и влиянием надбавок к зарплате в ряде районов и городов, приравненных к территории Крайнего Севера (города Зея и Тында, Селемджинский, Зейский и Тындинский районы). В целом заработки выше на севере области, в районах с развитой золотодобычей, на их фоне областной центр выглядит скромнее - в нем заработная плата на уровне средней (рис. 11). Почти во всех аграрных районах, а это более трети муниципалитетов и 25% жителей, уровень заработков на 30-45% ниже среднеобластного.

Рис. 11. Среднемесячная заработная плата в городах и районах Амурской области, % к средней по региону, 2011 г.
Источник: Доклад об основных показателях социально-экономического положения муниципальных образований Амурской области за январь – декабрь 2011 г. (Официальный сайт Правительства Амурской области)

Сильный спад в экономике в 1990-х гг. сопровождался ростом безработицы и снижением уровня оплаты труда. Эти факторы нарастания бедности привели к тому, что в самом неблагополучном 2000 г. в число бедных попала почти половина населения. Худшие показатели на Дальнем Востоке имели только депрессивная Еврейская АО и Приморский край, где учет доходов населения еще менее точен из-за широкого распространения теневой экономики. В период экономического роста 2000-х гг. уровень бедности населения области быстро снижался (рис. 12). Этому способствовали сокращение безработицы, рост реальной заработной платы, в том числе в агропромышленном комплексе – более чем в 2 раза, а также помощь федерального бюджета для выплаты социальных пособий. Однако социально-экономические преимущества от усиления сырьевой специализации региона и инвестиционного «бума» сильно локализованы, потому экономического роста оказалось недостаточно для более массового выхода населения из зоны бедности. В 2008-2010 гг. около четверти населения Амурской области имели денежные доходы ниже прожиточного минимума – это один из самых высоких показателей в стране.

Рис. 12. Уровень бедности в регионах юга Дальнего Востока и Забайкалья, %

Социальная сфера. По проблемам социальной инфраструктуры Амурская область отчасти схожа с регионами северной зоны Дальнего Востока. Так, все показатели обеспеченности услугами здравоохранения – мощность амбулаторных и стационарных учреждений, численность медперсонала – в Амурской области заметно выше среднего по России (например, на 10 000 населения приходится 63 врача и 126 человек среднего медперсонала, а в среднем по стране – 50 и 106, соответственно). Это характерная черта многих северных и восточных регионов, где численность населения из-за продолжительного и интенсивного миграционного оттока уменьшалась быстро, а сеть учреждений здравоохранения – медленно, поскольку ее хотя бы в минимальном формате необходимо поддерживать во многих удаленных и труднодоступных небольших поселках. При формально более высокой обеспеченности в целом по области остро стоит проблема нехватки квалифицированной медицинской помощи, особенно в периферийных районах на севере области, где на 10 000 населения приходится всего 6-15 врачей.

Несмотря на лучшие статистические показатели обеспеченности медицинскими услугами, состояние здоровья населения Приамурья – одна из наиболее проблемных сторон его социального развития. Практически все индикаторы здоровья в регионе хуже средних по стране: ожидаемая продолжительность жизни ниже на 4 года, младенческая смертность выше средней в 1,5 раза, заболеваемость активным туберкулезом – вдвое, сифилисом – более чем в 3 раза. Неблагополучие ситуации выявляют и регистрируемые показатели заболеваемости алкоголизмом (на треть выше средней по стране) и наркоманией (в 2,2 раза выше средней). Даже в Приморском крае, который из-за своего «контактного» положения имеет высокие риски распространения наркотиков, заболеваемость наркоманией ниже. В совокупности с повышенным уровнем смертности от внешних причин (240 на 100 тыс. человек), среди которых насильственные смерти, отравления алкоголем и пр., эта статистика наглядно показывает, насколько глубоки социальные проблемы Амурской области.

В сфере образования, особенно дошкольного и общего, сеть учреждений сжимается быстрее, чем в здравоохранении. За 20 лет число детских садов уменьшилось почти на две трети, а число школ – на треть. Быстрее школьная сеть сокращалась только в Магаданской области. Из-за таких высоких темпов «оптимизации» сети значительная доля детей (20% в 2010 г.) продолжают учиться во вторую и третью смену.

В сфере профессионального образования идут разнонаправленные процессы. Сеть учреждений начального профессионального образования, как и число учащихся ПТУ, была устойчива в 1990 – начале 2000-х гг., постепенное сокращение началось только во второй половины 2000-х. Число техникумов и колледжей, предоставляющих среднее профессиональное образование, уменьшилось за 20 лет почти наполовину, но число учащихся (на 10 000 населения) даже выросло (рис. 13). По этому показателю Амурская область – 3-я среди всех регионов России, что свидетельствует о привлекательности этой ступени образования для населения. На фоне крупных дальневосточных вузовских центров – Хабаровска и Владивостока – в Благовещенске высшая школа развита слабо, в нем всего 5 вузов. Филиальная сеть также представлена относительно небольшим число учебных заведений (в области работают только 6 филиалов государственных вузов, из них 2 – в Тынде и Свободном). Кроме того, низкая платежеспособность населения препятствует развитию сферы платного профессионального образования, в том числе высшего. В результате, численность студентов в Приамурье в 1,5 раза меньше, чем в среднем по стране (353 на 10 тыс. населения), а образовательный профиль населения смещен в сторону начального и среднего профессионального образования по сравнению со среднероссийским.

Рис. 13. Численность учащихся в системе профессионального образования, на 10 тыс. чел. населения

Росту жилищной обеспеченности в Амурской области, как и в большинстве восточных регионов страны, способствовал миграционной отток. По обеспеченности жильем Приамурье достигло среднероссийского уровня (в 2010 г. – 22,2 и 22,6 кв. м. на чел. соответственно), хотя нового жилья строилось вполовину меньше, чем в среднем по стране. Однако сохраняется проблема низкого качества жилищного фонда, общая почти для всех дальневосточных регионов: доля ветхого и аварийного жилья превышает 9% и продолжает расти. По уровню благоустройства жилья область уступает почти всем регионам Дальнего Востока, кроме Якутии и Еврейской АО (табл. 7). Отчасти это связано с меньшей урбанизированностью территории и повышенной долей сельского жилищного фонда.

Таблица 7. Благоустройство жилищного фонда Амурской области и регионов юга Дальнего Востока и Забайкалья

Доля жилой площади (%), оборудованной

водопроводом

канализацией

отоплением

газом (сетевым, сжиженным)

горячим водоснабжением

Россия

77,7

73,7

83,1

69,0

64,9

Амурская обл.

63,3

62,0

70,3

35,3

56,9

Еврейская АО

61,7

58,7

72,0

77,0

53,7

Республика Саха (Якутия)

53,3

52,3

73,0

28,3

50,6

Приморский край

74,7

74,0

81,0

11,3

57,3

Хабаровский край

80,6

80,5

86,2

65,3

77,9

Республика Бурятия

49,9

48,8

49,5

15,7

41,1

Забайкальский край

49,3

48,2

49,8

34,9

42,0

Амурская область одной из первых, с 2006 г., перешла на 100-процентное возмещение населением затрат на жилищно-коммунальные услуги. При этом установленные тарифы здесь выше, чем в других регионах южной зоны Дальнего Востока (Приморье, ЕАО, Хабаровский край и Сахалин). Высокие тарифы при низких доходах населения привели к росту доли расходов на оплату ЖКУ в бюджетах домохозяйств (16% в 2010 г. – максимальное значение на Дальнем Востоке) и медленному сокращению числа получателей субсидий на оплату ЖКУ (с 20% в 2004 г. до 14% в 2010 г.).

В целом Амурскую область можно отнести к самой нижней группе регионов-«середняков» из-за длительной депрессивности. Развитию Приамурья не способствовал длительный период дезорганизации регионального управления, частые пертурбации областной власти: за 20 постсоветских лет в области сменилось 10 губернаторов. Усиление сырьевой специализации в 2000-е гг. стимулировало выход из глубокой экономической депрессии, увеличив не только объемы промышленного производства, но и занятость населения, поступления в бюджет. Однако доходы населения по-прежнему остаются низкими, социальное неблагополучие в сельской местности, небольших городах и пгт приводит к маргинализации населения, низкой продолжительности жизни, сохраняется миграционный отток более активной части жителей.

Интегральные индексы По интегральным оценкам уровня и качества жизни населения Амурская область относится к регионам с неблагополучной социальной средой. В рейтинге по индексу развития человеческого потенциала она стабильно занимает место в списке аутсайдеров (68–72-е места), наиболее отставая по субиндексу долголетия. Так же место в восьмом десятке область занимает и в рейтинге регионов по индексу качества жизни 2005 г. Неразвитая высшая школа – основная причина низкого положения Амурской области в рейтинге по индексу инновативности (65-е место).


  
 
Новости | Об институте | Научные программы | Грантовая программа
Единый архив социологических данных | Публикации | Региональная программа | English