В начало
В начало
О программе
О программе

 
Тематические обзоры
Тематические обзоры

Типология регионов
Типология регионов

 
Портреты регионов
Портреты регионов

 
Интегральные
       индексы

Интегральные индексы
 
Грантовая программа
       в регионах

Грантовая программа в регионах
 

Независимый институт социальной политики


Социальный атлас российских регионов / Портреты регионов


Республика Башкортостан

Социальные преимущества: более молодая возрастная структура населения и менее значительные темпы недавно начавшейся депопуляции; относительно высокий уровень экономического развития и повышенная покупательная способность доходов, отчасти связанная с более низкой стоимостью жизни; устойчиво высокие темпы роста доходов населения, автомобилизации, жилищного строительства; сохранение трудовой этики и традиционного уклада в сельской местности, что позволяет получать значительные доходы от личного подсобного хозяйства; особая финансовая поддержка федерального центра в 2000-е годы.

Социальные проблемы: начавшийся миграционный отток, сохранение индустриально-аграрного характера экономики, в том числе промышленной специализации столицы республики, следствием чего является недостаточное развитие сектора услуг; более низкий уровень образования занятых и пониженная экономическая активность сельского населения и женщин, сохранение нескольких локальных зон высокой зарегистрированной безработицы в горных районах и депрессивных моногородах, сильная отраслевая и внутрирегиональная дифференциация заработной платы, повышенная поляризация населения по доходу; менее развитая социальная инфраструктура.

Расселение. Республика как автономное образование была образована одной из первых – в 1919. г. А современные очертания ее границы, охватывающие часть южного Урал и Предуралья, приобрели в 1922 г. Это крупнейшая республика в составе РФ, численность ее населения составляет более 4 млн. чел., проживающего в 54 административных районах и 21 городе. Территория вошла в состав России в XVII–XVIII веках, тогда же началось освоение рудных ресурсов Урала, но в основном экономика оставалась аграрной. Республика получила мощный индустриальный вектор развития только с середины ХХ века, когда началось масштабное освоение нефтяных ресурсов и развитие нефтепереработки, нефтехимии и машиностроения.

Границы республики проводились с учетом ареалов проживания башкирского населения и были нарезаны очень прихотливо: на северо-востоке в территорию Башкортостана аппендиксом вдаются районы соседней Челябинской области, поэтому в транспортном отношении северо-восток республики оторван от центральных и южных районов. Ярко выраженную асимметрию в расселение вносит орография: около половины территории республики, расположенной в зоне Уральских гор, заселена относительно слабо, а население стягивается в более благоприятное по природным и агроклиматическим условиям Предуралье, поэтому западные районы имеют наибольшую плотность сельского населения. Основная ось расселения исторически формировалась по среднему и нижнему течению реки Белой и ее основных притоков, частью этой оси является современная автотрасса Казань—Уфа. На Урале крупные башкирские села дополнятся сгустками расселения вокруг старых горнозаводских центров, во многих из которых уже давно свернуты добыча руды и старое металлургическое производство.

Башкортостан можно отнести к числу республик с моноцентрической системой расселения. В Уфе вместе с пригородным Уфимским районом проживает около 27% жителей республики, к столице стягиваются все ключевые полимагистрали. Процесс урбанизации в республике начался позже, чем в регионах Урала, доля городского населения все еще заметно ниже средней по стране (59,6 и 73% соответственно). Для сравнения, доля горожан в Татарстане — 74%, в Свердловской области — 83%. Помимо миллионной Уфы, в республике сформировались четыре крупных города с населением более 100 тыс. жителей, это промышленные центры нефтепереработки и нефтехимии (табл. 1).

В 1990-е годы республика оставалась в числе немногих регионов с растущей численностью городского и сельского населения, т.к. небольшая естественная убыль компенсировалась притоком мигрантов из других регионов России и стран СНГ. Население всех крупных городов росло, за исключением столицы, где преобладает русское население с давно понизившейся рождаемостью. Однако с 2000 г. население республики стало сокращаться, как и в подавляющем большинстве регионов страны. К сожалению, корректно сопоставить скорость депопуляции в городах и сельской местности невозможно из-за административнотерриториальных преобразований, доля селян резко увеличилась в 2003 г. за счет перевода в сельский статус нескольких десятков поселков городского типа. "Скачки" численности населения городов и районов, характерные не только для республики, но для всей страны, связаны с формированием двухуровневой системы местного самоуправления после принятия соответствующего федерального закона.

В Башкортостане нет типичной для Центральной России зависимости скорости депопуляции от размера города – чем он меньше, тем, как правило, сильнее сокращается его население. Наоборот, в небольших городах республики, которые являются местными центрами окружающей сельской местности, продолжается рост населения благодаря миграционному перетоку из села, поскольку процесс урбанизации не завершен и сельская местность обладает значительными человеческими ресурсами. Наиболее стабильны небольшие города в центре республики и лишь несколько более крупных: ключевой центр юго-востока — Сибай, и второй по величине город региона Стерлитамак (табл. 1). Остальные крупные города депопулируют медленней, чем столица, эта инверсия также отличает республику от русских регионов.

Таблица 1. Численность и динамика населения средних и крупных городов

Дата

Численность населения, тыс. чел.

Динамика, %

основания

получения статуса города

1989 г.

2002 г.

2007 г.

2002 г. к 1989 г.

2007 г. к 2002 г.

Республика Башкортостан

3950,5

4104,3

4051,0

103,9

98,7

Городское население

2550,7

2626,6

2415,0

103,0

91,9

Сельское население

1429,8

1477,7

1636,0

103,4

110,7

г. Уфа*

1574

1586

1082,1

1049,5

1029,8

97,0

98,1

г. Стерлитамак

XVIII в,

1782

247,5

264,4

266,2

106,8

100,7

г. Салават

1948

1954

149,6

158,6

156,3

106,0

98,5

г. Нефтекамск*

1957

1963

113,4

129,7

129,0

114,4

99,4

г. Октябрьский

1937

1946

104,7

108,6

107,7

103,7

99,1

г. Белорецк*

1762

1923

88,2

85,2

69,1

96,7

81,1

г. Ишимбай

1932

1940

69,9

70,2

68,4

100,4

97,4

г. Кумертау*

1948

1953

68,8

69,8

67,4

101,5

96,6

г. Туймазы

1937

1960

57,9

66,7

65,6

115,2

98,3

г. Сибай*

1939

1955

48,3

60,1

65,5

124,5

108,9

г. Мелеуз*

1958

53,4

63,2

62,0

118,3

98,1

г. Белебей**

XVII в,

1757

57,0

65,0

61,0

114,0

93,8

г. Бирск

1663

1781

34,9

40,0

43,4

114,7

108,4

г. Учалы*

XIX в,

1963

35,5

40,1

38,8

113,2

96,6

г. Благовещенск

1756

1941

27,7

33,0

33,5

119,1

101,6

г. Дюртюли

XIX в,

1989

25,3

30,0

31,4

118,7

104,8

г. Янаул

25,7

27,9

27,2

108,5

97,6

г. Давлеканово

XIX в,

1942

21,9

23,9

24,2

108,9

101,6

* С подчиненными его администрации населенными пунктами
** С подчиненными населенными пунктами; в 1989 и 2002 г. без пгт Приютово, включенного в 2005 г. в МО Белебейский район

Большая доля сельского населения — это и сила и слабость республики. Село, более молодое, чем в среднем по РФ, остается потенциальным источником рабочей силы, с дефицитом которой уже сталкиваются многие регионы. Правда, далеко не все селяне могут быстро и эффективно “переключаться” на работу во вторичном и, тем более, в третичном секторе из-за более низкого уровня профессиональной подготовки. Кроме того, большой вес сельского населения, при более низких стандартах потребления на селе, тормозит развитие и модернизацию потребительского рынка.

Демография. В результате более позднего начала демографического перехода и повышенной доли сельского населения, сохраняющего более высокую рождаемость, острота демографических проблем в республике ниже. Естественная убыль почти вдвое меньше средней по стране (2,5 и 4,8 на 1000 населения соответственно в 2006 г.) вследствие более высокой рождаемости (11,1 на 1000 населения при 10,4 в среднем по стране) и пониженной смертности (13,6 и 15,2 на 1000 населения соответственно). Последнее характерно не только для Башкортостана, но и для соседнего Татарстана, и объясняется не столько омоложенной возрастной структурой, сколько культурными особенностями: в мусульманских республиках меньше уровень смертности мужчин в трудоспособных возрастах от внешних причин, чаще всего обусловленный алкоголизмом. Максимальная естественная убыль характерна для глубинных районов наиболее заселенной западной части Башкортостана, а также зон тяготения крупных индустриальных центров, вытягивающих из сельской местности молодое население (рис. 1).

Рис. 1. Среднегодовой коэффициент естественного прироста (убыли) в 2005-2006 гг., промилле

Младенческая смертность в республике практически не отличается от средних показателей по России, хотя в развитых регионах она обычно ниже благодаря более доступным медицинским услугам. В Башкортостане снижению младенческой смертности препятствует высокая доля сельского населения, которое имеет ограниченные возможности получения квалифицированной медицинской помощи в случае осложнений при родах.

Возрастная структура населения пока еще сохраняет повышенную долю молодых возрастов (18% при 16% в среднем по стране) при пониженной доле пожилых (19 и 21% соответственно), однако тенденции постарения набирают силу. Республика выделяется в лучшую сторону по ожидаемой продолжительности жизни населения благодаря этнокультурным особенностям тюркских этносов, меньшему распространению алкоголизма. В 2006 г. Башкортостан на год опережал средний показатель по стране (67,5 и 66,6 лет соответственно), хотя заметно уступал соседнему Татарстану (69,0 лет), не говоря уже о большинстве северокавказских республик с более благоприятным климатом.

Миграционная ситуация за последние двадцать лет менялась несколько раз. В конце советского периода республика, имевшая высокую долю сельского населения и повышенный естественный прирост, “отдавала” мигрантов, т.е. имела отрицательное сальдо. Сдвиги в географии нефтедобычи и нефтепереработки, на которой специализируется и для которых готовит кадры Башкортостан, также стимулировали отток специалистов за его пределы. В период стрессовых миграций 1990-х гг. республика принимала не только возвратную миграцию титульного этноса, но и часть миграционного потока русскоязычного населения из Средней Азии и Казахстана (рис. 2). С 2000 гг. потенциал возвратных миграций оказался почти исчерпанным, и Башкортостан стал снова терять население в миграционном обмене. Для сравнения, большинство его развитых соседей сохраняют хотя и небольшое, но положительное сальдо миграций (Татарстан, Самарская, Свердловская и Челябинская области).

Рис. 2. Коэффициент миграционного прироста в развитых регионах Урало-Поволжья и некоторых других, на 10 тыс. населения

На внутрирегиональном уровне прирост за счет миграций сохранился в центральных и западных районах с их городскими центрами благодаря лучшей освоенности и агроклиматическим условиям, а также на юго-востоке, на путях остаточной миграции из стран Казахстана и Средней Азии (рис. 3). Из промышленных центров положительное сальдо устойчиво имеет самый крупный - Стерлитамак, отличающийся от своих городов-спутников Ишимбая и Салавата менее проблемной экологической и криминогенной ситуацией, более комфортной городской средой. Сохранился положительный миграционный прирост в металлургических и горнодобывающих центрах востока республики (Белорецк, Сибай, Учалы), они все еще подпитываются затухающей миграцией из стран СНГ. Устойчивый отток характерен для самых проблемных городов – монопрофильного Баймака, депрессивных Кумертау и Мелеуза. Отток из Нефтекамска может быть связан с отсутствием новых рабочих мест в базовой отрасли и растущим оттоком специалистов и молодежи. Это происходит сначала в виде вахтовых форм занятости, а потом и с переменой места жительства.

Рис. 3. Среднегодовой коэффициент миграционного прироста в 2000-2006 гг., чел. на 10 тыс. жителей

Республика одной из последних обнародовала данные по этнической структуре населения в районном разрезе по результатам последней переписи. Эти данные переписи в Башкортостане традиционно одни из наименее надежных. На точность учета титульного этноса и татар, которые в 1989 г. занимали вторую позицию после русских (табл. 2), оказывают влияние политические установки во время переписной кампании. По официальным данным, за межпереписной период доля башкир в населении республики выросла почти на треть. Свой вклад в увеличение численность башкир внесли как миграция в республику титульного этноса, так и смена жителями этнической идентификации под влиянием внешних причин.

Таблица 2. Национальный состав населения Башкортостана

Население, тыс. чел.

Доля, %

1979 г.

1989 г.

2002 г.

1979 г.

1989 г.

2002 г.

Все население

3844,3

3943,1

4104,3

100,0

100,0

100,0

Русские

1547,9

1548,3

1490,7

40,3

39,3

36,3

Башкиры

935,9

863,8

1221,3

24,3

21,9

29,8

Татары

940,4

1120,7

990,7

24,5

28,4

24,1

Чуваши

122,3

118,5

117,3

3,2

3,0

2,9

Марийцы

106,8

105,8

105,8

2,8

2,7

2,6

Украинцы

75,6

75,0

55,2

2,0

1,9

1,3

Мордва

35,9

31,9

26,0

0,9

0,8

0,6

Удмурты

25,9

23,7

22,6

0,7

0,6

0,6

Экономика. Башкортостан, наряду с Татарстаном, принято относить к наиболее развитым республикам в составе России. Однако его душевой ВРП в 2006 г. составлял только 80% от среднего по стране без корректировки на более низкую стоимость жизни в республике. По душевому ВРП Башкортостан уступает большинству развитых промышленных регионов Поволжья и Урала. Динамика ВРП, пересчитанного в ценах 2005 г., показывает, что экономика Башкортостана растет медленнее средней по стране, но схожими темпами с большинством своих соседей, за исключением более динамичных Татарстана и Свердловской области (рис. 4).

Рис. 4. Душевой ВРП регионов Урало-Поволжья в постоянных ценах 2005 г., тыс. руб. на человека

Экономика республики в большей степени, чем российская в целом, представлена отраслями реального сектора: на долю промышленности приходится 45,4% ВРП (в среднем по РФ – 34,6% в 2006 г.), сельского и лесного хозяйства - 9,3% (4,9%). Как следствие, отрасли третичного сектора развиты слабее.

Благодаря специализации на нефтедобыче и нефтехимии спад промышленного производства в республике был менее сильным по сравнению с регионами обрабатывающей промышленности (рис. 5). Часть предприятий машиностроения (ВПК и моторостроения) переключились на выполнение заказов нефтяников и газовиков. Для предприятий-смежников автопрома положительную роль сыграла территориальная близость и старые связи с ведущими автопредприятиями Самарской области и Татарстана, которые выжили в отличие от московского автомобилестроения.

Рис. 5. Динамика промышленного производства в индустриально развитых регионах Поволжья и Урала, в % к 1990 г. (1990=100%)

Для республики характерна высокая концентрация промышленного производства, 48% сосредоточено в Уфе (рис. 6). Рост доли столицы в промышленном производстве в последние годы нельзя оценивать однозначно. С одной стороны, здесь сосредоточены лучшие предприятия, кадры, научный потенциал, с другой индустриальный тренд замедляет развитие сервисных отраслей, идущее с задержкой по сравнению с городами-миллионниками других развитых регионов. Сказывается и сдерживание внешних инвесторов, которое было характерно для республики на протяжении 1990-х и начала 2000-х гг.

Вторым является промышленный «куст» Салават-Стерлитамак-Ишимбай, где размещены основные отрасли специализации - нефтехимия («Салаватнефтеоргсинтез», «Каучук»), основная химия («Сода», «Каустик»), а также разнообразное машиностроение.

Нефтекамск занимает четвертое место по объему промышленного производства, его относительно высокие социально-экономические показатели связаны лишь с двумя предприятиями – Кармановской ГРЭС и входящим в холдинг «Камаз» Нефтекамским автозаводом (производство городских автобусов). Несмотря на высокие показатели Кармановской ГРЭС и ритмичную работу «НефАЗа», экономический центр северо-запада республики имеет не очень благоприятную ситуацию, что подтверждается отрицательным сальдо миграции. По соседству находится депрессивная зона вокруг Агидели, несостоявшегося города атомщиков, с высоким уровнем безработицы, особенно среди молодежи.

Замыкают список ведущих промышленных центров горно-металлургические города Учалы и Белорецк, расположенные в восточной (зауральской) части республики, а также основные центры на западе республики - Туймазы и Октябрьский, специализирующиеся на нефтедобыче и разнообразном машиностроении. Экономика Октябрьска зависит от постепенно сокращающейся нефтедобычи, нефтехимического и автоагрегатного машиностроения при слабом развитие сервисных отраслей. Белорецк, находящийся сегодня в состоянии стагнации, с экономической точки зрения также не очень привлекателен. Однако он расположен в районе, тесно связанном с «металлургической» Челябинской областью, в зоне влияния Магнитогорска. Здесь расположены рекреационные объекты (горнолыжные, оздоровительные), принадлежащие как Башкирии, так и Магнитогорскому металлургическому комбинату.

Рис. 6. Промышленное производство по муниципальным образованиям, доля в % от всего производства в республике

Аграрный сектор играет большую роль в экономике республики, по его объему Башкортостан уступает только Краснодарскому краю, производя более 4% всей российской сельскохозяйственной продукции и зерна. Помимо лучше сохранившихся сельхопредприятий, большую роль играет личное подсобное хозяйство, на него приходится 74% производимого в республике мяса и 67% молока (в среднем по РФ – 48% и 51% соответственно). В сельских подворьях, особенно в менее плотно заселенных уральских и южных степных районах, насчитывается по 3-4 коровы, многочисленный мелкий рогатый скот. Сохранившийся традиционный уклад башкирского и татарского села обеспечивает значительные натуральные поступления не только в бюджеты сельских домохозяйств, широко распространено обеспечение продукцией ЛПХ городских родственников и продажа излишков. В селах Южного Урала, где общественный сектор почти не сохранился, полутоварное личное хозяйство стало основной формой экономической деятельности.

Башкортостан пока отстает по размерам душевых инвестиций, занимая в России лишь 38-е место (рис. 7). Это в значительно степени связано с высокой долей сельского населения (инвестиции в основном концентрируются в монопромышленных и крупнейших городах), а также значительными рисками, обусловленными разворачивающимся процессом передела собственности в республике.

Рис. 7. Инвестиции в основной капитал на душу населения, в постоянных ценах 2006 года, тыс. рублей на человека

Более половины инвестиций сконцентрировано в нескольких центрах (рис. 8). На Уфу и Уфимский район приходится более 41%, на втором-третьем месте Салават и Стерлитамак, которые вместе с Ишимбаем сосредотачивают еще около13%, вслед за ними идет Нефтекамск (энергетика и машиностроение) и Благовещенск (органическая химия). Относительно невелик объем инвестиций в металлургических центрах, даже после прихода туда крупных российских холдингов.

Рис. 8. Инвестиции по муниципальным образованиям Башкортостана, %

Ускорившийся процесс "вхождения" в республику крупных компаний и естественных монополий будет способствовать росту инвестиций. Однако крупные "внешние" компании (например, "Мечел" и УГМК) стремятся максимально использовать ресурсный потенциал республики, при этом основные вложения в современные технологии делая в своих базовых регионах на Урале.

Душевой внешнеторговый оборот позволяет судить о включенность региона в глобальные связи, хотя он сильно зависит от мировой конъюнктуры на экспортные товары и особенностей статистического учета экспорта и импорта (чаще всего по месту размещения штаб-квартир крупных компаний, т.е. в Москве). Башкортостан занимает 19-е место в РФ по этому показателю, отставая от металлургических регионов, т.к. крупный металлургический бизнес чаще размещает свои штаб-квартиры в регионах базирования основных предприятий, поэтому статистическая отчетность не искажается так сильно, как в регионах нефтегазодобычи. Резкий рост внешней торговли республики в 2005 г., скорее всего, связан с регистрацией на ее территории компаний, через которые республиканские предприятия осуществляют внешнеторговую деятельность (рис. 9).

Рис. 9. Душевой объем внешнеторгового оборота, тыс. долл. на человека

В бюджетной политике можно выделить три момента. Во-первых, бюджетная обеспеченность республики ниже, чем у других регионов-лидеров. Консолидированный бюджет Башкортостана далеко не самый большой: в 2007 г. он был в 10 раз меньше бюджета Москвы, в три раза меньше бюджета С.-Петербурга (при сопоставимой численности населения) и в полтора раза меньше бюджетов Ханты-Мансийского АО и Красноярского края, население которых значительно меньше. Больше и бюджет Татарстана (на 14%) при меньшей численности населения (3,5 млн чел.). Во-вторых, сохраняется особое отношение Центра к двум развитым республикам. Хотя обе относятся к так называемым регионам-«донорам» и не получают трансфертов на выравнивание бюджетной обеспеченности, их бюджеты имеют более низкую долю собственных доходов по сравнению с другими развитыми субъектами РФ (рис. 10). Дело в том, что трансферты на выравнивание составляют только треть от всех перечислений из федерального бюджета, а Татарстан и Башкортостан все 2000-е годы получали поддержку Центра по другим каналам – через Федеральную адресную инвестиционную программу, ФЦП регионального развития, средства которых делятся только между Татарстаном и Башкортостаном, дотации на сбалансированность и т.д. Татарстан лидирует по объемам федеральной помощи, но и Башкортостану удается сохранять привилегированное положение. В-третьих, несмотря на поддержку из федерального бюджета душевые социальные расходы (на образование, здравоохранение, культуру, социальную политику) консолидированного бюджета обеих республик едва достигают средних по стране (98%), причем с повышательными поправками на более низкую стоимость жизни в республиках. Значительные бюджетные ресурсы тратятся на инвестиционные проекты, в том числе статусного характера.

Рис 10. Доля собственных (налоговых и неналоговых) доходов в бюджете, %

Занятость и рынок труда. Уровень экономической активности населения в Башкортостане ниже среднего по стране (63,7 и 66,1% соответственно), что обусловлено пониженной экономической активностью многочисленного сельского населения и женщин. В отличие от общероссийского тренда роста доли экономически активного населения, в Башкортостане показатель за 2000-е годы не изменился, одна из причин – традиционно повышенная занятость в домашнем хозяйстве и нетоварном ЛПХ сельских женщин. Это означает, что даже при более благоприятной возрастной структуре в республике нет человеческих ресурсов для роста предложения на рынке труда.

Отраслевая структура занятости в Башкортостане и в советское время, и в переходный период отличалась повышенной долей занятых как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. Различия начали сокращаться позже, чем в других регионах, - только в 2000-е годы, и теперь идут с большей скоростью (табл. 3). Происходящие структурные изменение схожи с соседними регионами Урало-Поволжья. Особенно быстро сократилась за последние семь лет численность занятых в «обрабатывающих производствах» (почти на 60 тыс. человек, или на 17%), ее доля стала ниже среднероссийской.

Таблица 3. Среднегодовая численность занятых в экономике в 2000 и 2006 гг. (классификатор ОКВЭД)

тыс. человек

%

Справочно: РФ

2000 г.

2006 г.

2000 г.

2006 г.

2000 г.

2006 г.

Всего

1746

1846

100

100

100

100

Сельское и лесное хозяйство

366

294

21,0

15,9

13,9

10,6

Добыча полезных ископаемых

49

38

2,8

2,1

1,7

1,6

Обрабатывающие производства

356

295

20,4

16,0

19,1

16,9

Пр-во и распределение электроэнергии, газа и воды

51

45

2,9

2,4

2,9

2,9

Всего промышленность

456

378

26,1

20,5

23,7

21,4

Строительство

109

141

6,2

7,6

6,7

7,6

Оптовая и розничная торговля

165

308

9,4

16,7

13,7

16,8

Гостиницы и рестораны

25

28

1,4

1,5

1,5

1,8

Транспорт и связь

98

106

5,6

5,7

7,8

8,1

Финансовая деятельность

14

16

0,8

0,9

1,0

1,4

Операции с недвижимым имуществом

97

121

5,5

6,6

7,0

7,4

Государственное управление

64

73

3,7

3,9

4,8

5,2

Образование

187

201

10,7

10,9

9,3

8,9

Здравоохранение и социальные услуги

111

123

6,4

6,6

6,8

6,8

Прочие

55

59

3,1

3,2

3,8

4,0

Всего сектор услуг

815

1033

46,7

56,0

55,7

60,4

Доля занятых в сельском хозяйстве начала заметно снижаться лишь в последние годы и пока еще выше средней по РФ. Благоприятные агро-климатические условия, значительная численность сельского населения, патерналистское отношение к этой отрасли со стороны руководства республики долгое время сдерживали этот процесс. Быстрое сокращение численности занятых в агросекторе может, с одной стороны, создать определенную напряженность, увеличив сельскую безработицу, но с другой стороны, оно обеспечивает растущие сервисные и инвестиционные отрасли относительно дешевой рабочей силой. Так, численность занятых в торговле и строительстве выросла за 2000-е годы соответственно на 86 и 30%. В других сервисных отраслях также наблюдается рост занятости, хотя и не столь интенсивный.

Таким образом, налицо сдвиги в структуре экономики в сторону третичного сектора. Однако большинство его отраслей, за исключением образования, значительная численность занятых в котором напрямую связана с более молодым возрастным составом населения республики, еще не дотягивают до среднероссийской доли занятых.

Ускоренному росту занятости в современном третичном секторе препятствует пониженный уровень образования занятых (рис. 11). Эта особенность трудовых ресурсов республики сложилась давно и обусловлена высокой долей сельского населения. Как следствие, понижена территориальная и профессиональная мобильность рабочей силы, возникают проблемы для переквалификации. В то же время такая структура образования занятых облегчает поиск новых «синих воротничков» для растущего промышленного производства.

Рис. 11. Доля занятых с разным уровнем образования в 2006 г, %

По уровню безработицы, определяемой по методологии МОТ (6,5% в 2006 г.), республика находится на средних позициях в Урало-Поволжье. Ситуация в сфере занятости заметно улучшилась по сравнению с началом 2000-х гг., когда уровень безработицы в Башкортостане превышал среднероссийский показатель (рис. 12). Среди промышленно развитых регионов Башкортостан, как правило, отстает от более западных, однако опережает большинство уральских областей со значительным числом монопромышленных центров и с худшими условиями для развития АПК. Преимуществом республики стала специализация на отраслях ТЭК, благодаря которой многие машиностроительные предприятия перестроились на обслуживание базовой отрасли и смогли сохранить кадры.

Рис. 12. Уровень безработицы по МОТ в развитых регионах Урало-Поволжья и некоторых других регионах, %

Уровень зарегистрированной безработицы в регионе в целом невысок, но сильно колеблется по муниципалитетам. Наиболее неблагополучная ситуация в г. Агидель, еще в 2003 г. уровень зарегистрированной безработицы доходил там до 23%. Город создавался под спроектированную, но так и не построенную АЭС, имеет молодую структуру населения, но немногочисленные места приложения труда (в основном строительство и транспорт). В худшую сторону выделяются монопрофильные города: депрессивный Кумертау, Баймак (литейно-механический завод), Белорецк с остановленным пока металлургическим производством, Сибай, где произошла смена собственника на градообразующем медно-серном комбинате.

В сельской местности высокий уровень зарегистрированной безработицы в 2006 г. имели несколько районов предгорной и горной зоны (Белокатайский, Гафурийский). Однако даже при низких показателях велика скрытая безработица при формальной занятости в сельском хозяйстве. Самозанятость, связанная с обслуживанием рекреантов (горнолыжников зимой и дачников летом) и занятость в соседней Челябинской области, в первую очередь в Магнитогорске, позволяет улучшить положение на рынке труда в приграничных с Челябинской областью Белорецком и Абзелиловском районе, относительно благополучных по уровню зарегистрированной безработицы.

Социально-экономическое положение домохозяйств. Душевые денежные доходы, измеренные в рублях, в Башкортостане ниже средних по стране (95% в конце 2007 г.), но их покупательную способность поднимает вверх относительно низкий прожиточный минимум – 86% от среднероссийского, что на 10% ниже, чем в Екатеринбурге, и на 17% - в Пермском крае. Как следствие, по уровню душевых доходов населения, скорректированных на стоимость жизни, республика входит в число относительно развитых регионов, уступая более урбанизированным Татарстану, Пермской и Свердловской областям (рис. 13). Близость показателя к среднему по стране типична для всех относительно развитых регионов и обусловлена завышенным средним уровнем за счет сильного отрыва душевых доходов огромного населения Москвы (в 5,8 раз выше прожиточного минимума). По темпам роста денежных доходов Башкортостан уступает в Приволжском ФО только Татарстану, и совсем немного.

Рис. 13. Отношение душевых денежных доходов к прожиточному минимуму в развитых промышленных регионах, %

Структура доходов отличается от средней по стране более высокой долей скрытой оплаты труда и минимальными доходами от собственности (табл 4). Для Башкортостана также характерен повышенный уровень доходов от предпринимательской деятельности, что может объясняться двумя прчинами: развитым товарным ЛПХ сельского наесления и значительным ростом занятости в легальном малом предпринимательстве (с 4 до 13% от среднесписочной численности занятых за 2000-2005 гг.). Но все же заработная плата, с учетом скрытой ее части, остается важнейшим источником – более 2/3 доходов.

Таблица 4. Структура денежных доходов населения в 2006 г., %

 

Доходы от предпринимательской деятельности

Оплата труда

Социальные выплаты

Доходы от
собственности

Другие доходы, включая скрытую оплату труда

Российская Федерация

11,1

39,5

12,0

10,0

27,4

Республика Башкортостан

17,7

37,0

10,7

3,9

30,7

Республика Татарстан

11,8

36,0

11,6

3,8

36,8

Заработная плата по отраслям экономики различается очень сильно. В промышленности только нефтедобыча и нефтехимическое производство обеспечивают работникам среднюю зарплату значительно в 1,7-1,8 раз выше среднереспубликанской, но в них занята относительно небольшая часть работников. Зарплата в машиностроении также выше средней по республике (на 13%) благодаря переориентации высокотехнологичных предприятий, связанных в прошлом с ВПК, на заказы нефтегазовой отрасли, естественных монополий, муниципального хозяйства крупных городов. Кроме того, увеличение гособоронзаказа также способствовало оживлению ряда машиностроительных предприятий. Заработная плата в первичном секторе (сельское и лесное хозяйство) не превышала в 2006 г. 36% от средней по республике, хотя в целом по стране соотношение лучше – 41%.В результате почти 20% работников республики имели в 2007 г. заработную плату ниже прожиточного минимума (в среднем по РФ – 16%). Еще одно следствие - сильная поляризации доходов, коэффициент фондов в республике даже несколько выше среднего по стране (16 раз).

Среди других столиц и крупных городов Урало-Поволжья Уфа по заработной плате устойчиво занимает место в лидирующей четверке – почти наравне с Екатеринбургом и Пермью и немного отставая от Тольятти. А по средним заработкам в трех крупнейших городах Башкортостан уступает лишь Самарской области с гипертрофированным весом Тольятти (рис. 14). Не имеет аналогов в Урало-Поволжье узел Стерлитамака, Салавата и Ишимбая, где суммарно проживает почти пятая часть городского населения Башкирии. Близкое расположение и тесные связи дополняются собственной специализацией каждого из центров на более высокооплачиваемых отраслях нефтепереработки и химии.

Рис. 14. Средняя заработная плата по некоторым крупным городам Урало-Поволжья, рублей

Дифференциация муниципалитетов республики по уровню зарплаты за последние десять лет выросла. В число лидеров, кроме столицы, входят центры нефтехимии (Салават), разнообразной, основной химии (Стерлитамак), энергетики (Нефтекамск), производства медного концентрата (Учалы). Города, в которых средний уровень зарплаты определялся нефтедобывающей отраслью, за последние годы потеряли лидирующие позиции в результате перераспределения финансовых ресурсов (рис. 15), такая динамика типична для большинства российских моногородов экспортной промышленности. Постдефолтный подъем обеспечил ускорение роста зарплат в машиностроительных центрах (Ишимбай, Октябрьский, Белебей, Дюртюли), но в середине 2000-х темпы роста замедлились, что сразу сказалось на динамике заработков.

Рис. 15. Отношение заработной платы в городах Башкортостана к средней по республике, %

Значительно проигрывают Белорецк и Сибай, их основные предприятия теперь принадлежат крупным российским металлургическим компаниям (Мечел и УГМК), но это не главные активы для нынешних собственников, базирующихся за пределами республики. Новые хозяева не спешат с модернизацией предприятий и повышением заработной платы. Кроме того, на Башкирском медно-серном комбинате (Сибай) передел собственности еще окончательно не завершен. Стабильнее ситуация в Учалах, где градообразующее предприятие, добывающее и обогащающее медную руду, также принадлежит УГМК. Самые низкие заработки в небольших местных центрах преимущественно с пищевой промышленностью (Давлеканово, Баймак, Бирск), и в депрессивных Кумертау и Агидели.

О росте доходов населения можно судить по ускоренной автомобилизации республики: за 2000-2006 гг. число легковых автомобилей выросло в полтора раза, опережая по обеспеченности и темпам роста средние значения по стране, а также Татарстан и Пермскую область с более высокими доходами населения (табл. 5). Такие сравнения подтверждают важную роль скрытых доходов от ЛПХ и предпринимательства для населения республики. Наряду с Уфой повышена автомобилизация в пригородных районах, а также в нефтедобывающих центрах на западе республики. Высокая автомобилизация на юге, в Кумертау, унаследована еще от советского периода, и вероятнее всего, была связана с необходимостью регулярных трудовых и потребительских поездок в соседнюю Оренбургскую область, к которой эта часть Башкортостана тяготеет.

Таблица 5. Число собственных легковых автомобилей на 1000 человек населения в регионах Урало-Поволжья

Обеспеченность на 1000 населения, штук

2006 г. к 2000 г., %

2000 г.

2006 г.

Самарская

163

205

125,7

Оренбургская

133

208

156,5

Башкортостан

124

189

152,3

Свердловская

98

188

192,3

РФ

131

178

136,2

Челябинская

126

171

135,6

Татарстан

108

150

139,2

Пермская

106

145

137,1

Еще один индикатор доходов – жилищное строительство. Строительный бум в республике начался в конце 1990-х гг., по душевым объемам ввода жилья она приближается к лидеру ПФО – Татарстану (рис. 16). Имеющийся платежеспособный спрос дополняется политикой властей по стимулированию жилищного строительства и ростом инвестиций в строительную индустрию, поэтому можно ожидать сохранения позитивной тенденции. После празднования юбилея вхождения в состав России число статусных строек может уменьшиться, что позволит уделять большее внимание жилищному сектору.

Рис. 16. Ввод жилья в развитых регионах России, кв. метров на 1000 населения

Низкий прожиточный минимум всегда способствует смягчению проблемы бедности в статистическом измерении. По уровню бедности Башкортостан относится к группе благополучных регионов, доля населения с доходами ниже прожиточного минимума составляла в 2006 г. менее 15%, что ниже средней по стране (рис. 17). За последние семь лет было достигнуто более чем двукратное сокращение доли бедных, но с каждым годом этот процесс идет все медленнее. Одно из основных препятствий на пути дальнейшего сокращения бедности — высокая доля жителей села, вступающего в период болезненной перестройки структуры собственности и технологической базы АПК на фоне ослабления патерналистской поддержки коллективного сектора со стороны властей. Еще один “резерв” снижения бедности в регионе — депрессивные городские центры.

Рис. 17. Уровень бедности в развитых регионах России, %

Здравоохранение, образование, ЖКХ. Высокая доля сельского населения приводит к отставанию социальной сферы. Обеспеченность базовыми услугами здравоохранения в республике ниже среднероссийской не очень существенно: и по численности населения на 1 больничную койку(95 и 107 в 2006 г.), и по числу врачей на 10 тыс. населения (42 и 49), и по мощности амбулаторно-поликлинических учреждений (238 и 256). За последние десять лет отставание даже несколько выросло. Немного превышает среднюю только обеспеченность средним медперсоналом (113 и 109).

Проблемы в сфере образования обусловлены недоразвитой школьной инфраструктурой, в республике повышена доля учащихся, занимающихся во вторую смену (19%, против 14% в среднем по РФ). По охвату детей дошкольными заведениями регион в целом близок к среднероссийским показателям. Достаточно развитая к концу советского периода сеть начальных профессиональных учебных заведений сократилась почти на четверть из-за кризиса в базовых отраслях экономики. Это частично компенсировалось ростом числа средних специальных учебных заведений, в первую очередь негосударственных. Но в 2000-х годах их число также стало сокращаться по мере сокращения контингента учащихся и в связи со сменой предпочтений учащихся в пользу высшего образования.

Рост охвата высшим образованием шел путем масштабного расширения филиальной сети вузов, делая доступным образование низкого качества, но по месту жительства. Сеть самостоятельных высших учебных заведений остается относительно стабильной, ее костяк был сформирован в советское время, когда в республике была создана сеть сильных отраслевых вузов для подготовки кадров по базовым специальностям. Уфа остается межрегиональным вузовским центром, в первую очередь по специальностям, связанным с нефтяной промышленностью, нефтехимией и авиастроением, хотя ведущую роль, как и везде, играют гуманитарные специальности. Тем не менее, отставание в развитии вузовской системы проявляется в относительно низкой численности студентов на 10 тыс. жителей, в ПФО Башкортостан опережает лишь Пермский край. Республика проигрывает конкуренцию другим крупным центрам высшего образования (Казань, Екатеринбург, Самара, Нижний Новгород).

По обеспеченности жильем республика пока отстает от среднего показателя по РФ (19,6 кв. м на человека и 21,0 соответственно). При этом основное жилищное строительство сконцентрировано в столице республики. По уровню благоустройства жилищного фонда, за исключением газификациии и центрального отопления, показатели также ниже вследствие значительной доли сельского населения (табл. 6). Однако низким уровнем благоустройства вряд ли можно объяснить крайне малую долю (4,2%) семей, получающих жилищные субсидии, хотя бы в сравнении с уровнем бедности в республике (14%). Как правило, такие различия двух показателей указывают на весьма жесткие фильтры (сложная система оформления, контроль доходов и др.) для потенциальных получателей.

Таблица. 6. Благоустройство жилищного фонда в Башкортостане и соседних регионах в 2006 г., %

Удельный вес общей площади, оборудованной

водопроводом

водоотведением (канализацией)

отоплением

газом (сетевым, сжиженным)

горячим водоснабжением

Российская Федерация

76

71,8

80,5

70

63,4

Республика Башкортостан

65,9

60,1

85,6

87,5

51,2

Республика Татарстан

82,6

76,1

94,8

95

69,2

Удмуртская Республика

76,5

66,8

73,2

73,7

56,9

Пермский край

76,9

72

77,7

77,3

63,1

Оренбургская область

76,8

69,1

91,4

94,5

59,9

Самарская область

85,8

83

94,8

75,9

76

Свердловская область

79,7

77,9

82,3

63,9

72,9

Челябинская область

82,4

79

83,9

66,3

70,4

Интегральные индексы. По ИРЧП Башкортостан благодаря высокому значению душевого ВРП и более высокому долголетию населения продолжает входить в число лидеров, хотя и несколько ухудшил свою позицию (11 место в 2004 г., 6 — в 2003 г.). По кризисному индексу качества жизни его положение чуть хуже (12 место в 2005 г., 13 место в 2003 г.). Существенно хуже позиции республики по индексу инновативности (35 место) прежде всего за счет более низких показателей развития современных телекоммуникационных систем и более низкой доли крупногородского населения. В рейтинге демократичности Башкортостан занимает позицию в группе аутсайдеров, что отражает его принадлежность к числу регионов с «управляемым» голосованием и традиционно слабым развитием демократических институтов.


  
 
Новости | Об институте | Научные программы | Грантовая программа
Единый архив социологических данных | Публикации | Региональная программа | English