В начало
В начало
О программе
О программе

 
Тематические обзоры
Тематические обзоры

Типология регионов
Типология регионов

 
Портреты регионов
Портреты регионов

 
Интегральные
       индексы

Интегральные индексы
 
Грантовая программа
       в регионах

Грантовая программа в регионах
 

Независимый институт социальной политики


Социальный атлас российских регионов / Портреты регионов


Белгородская область

Социальный портрет обновлен на основе статистических данных, характеризующих область в целом, по состоянию на 2007-2008 гг.

Социальные преимущества: сочетание развитого агропромышленного сектора и экспортно-ориентированной черной металлургии, обеспечивающей большие налоговые поступления в региональный бюджет и более высокие доходы населения; устойчивый рост численности населения за счет притока русскоязычных мигрантов, поощряемого региональными властями; более высокая продолжительность жизни, обусловленная благоприятными природными условиями и социальными причинами.

Социальные проблемы: углубление внутрирегионального неравенства по уровню жизни населения и концентрация экономических и социальных преимуществ в крупных городах и пригородных районах; ухудшение состояния здоровья населения, вызванное напряженной экологической ситуацией в городах черной металлургии; пониженный уровень образования из-за значительной доли пожилого и сельского населения.


Расселение. По своим природно-климатическим условиям (продолжительное лето, мягкая зима и плодородные почвы) Белгородская область — типичный регион Черноземной зоны. Расположенная на границе с густозаселенными промышленными областями восточной Украины Белгородская область — самая плотно заселенная (55,8 человек/кв. км) и урбанизированная (66,6%) из всех областей Черноземья, хотя по сравнению с регионами вокруг Московской столичной агломерации, в которых около 80% населения живет в городах, это намного более низкий показатель урбанизации. В области насчитывается 10 городов и 20 поселков городского типа, большинство из них выполняет функции местных центров. Крупных городов всего два: многофункциональный областной центр Белгород (353 тыс. человек) и индустриальный центр Старый Оскол (220 тыс. человек). Сформировав вокруг себя небольшие агломерации, они концентрируют более половины всего городского населения области. Из остальных городов только промышленный «спутник» Старого Оскола г. Губкин по численности населения относится к разряду средних городов. Белгородская область входит в число тех немногих субъектов РФ, численность населения которых устойчиво росла весь межпереписной период 1989–2002 гг. (табл. 1) за счет миграционного притока, перекрывшего естественную убыль населения. При этом численность горожан увеличивалась быстрее: особенно сильный прирост населения (20–25%) имели промышленные города Губкин и Старый Оскол. Областной центр и малые города области были менее привлекательны для мигрантов из-за более сложной экономической ситуации.

Таблица 1. Динамика численности населения, тыс. человек

 

2008 г.

1989 г.

2008 г. к 1989 г., %

Белгородская область

1519,0

1378,3

110

В том числе городское население

1011,6

865,3

117

Белгород

353,0

298,2

118

Старый Оскол

220,2

173,0

127

Губкин

86,4

72,2

120

Шебекино

45,6

44,5

102

Алексеевка

39,4

36,9

107

Валуйки

35,9

33,9

106

В Белгородской области сложился переходный тип сельского расселения между крупноселенным южным и центральным, по преимуществу мелкоселенным (табл. 2). В то время как в соседней Воронежской области в средних и крупных сельских поселениях сосредоточено 4/5 сельского населения, на Белгородчине в селах подобных размеров проживает только 2/3 сельского населения при большом количественном перевесе мелких сельских населенных пунктов (менее 500 человек).

Таблица 2. Группировка сельских населенных пунктов (снп) по численности населения и доля сельского населения, проживающего в селах разной величины*, %

Регион

500 человек и менее

501–2000 человек

Свыше 2000 человек

доля снп

доля сельских жителей

доля снп

доля сельских жителей

доля снп

доля сельских жителей

Белгородская область

78,8

32

19,1

48

2,1

20

Воронежская область

70,1

18

24,8

44

5,1

38

Орловская область

95,7

63

4,0

30

0,3

7

*По данным Всероссийской переписи населения, 2002 г.

Демография. Благодаря «омолаживающему» эффекту миграционного притока демографические проблемы Белгородской области в целом менее остры по сравнению с другими регионами Центрального округа. Доля детей в возрастной структуре населения области достигает 14,8% (при средней для регионов Центра доле в 13,6%). Белгородская область выделяется менее сильной естественной убылью населения населения (-4,5 промилле в 2007 г.), лучший показатель в ЦФО имеет только г. Москва (-2,2 промилле). Однако за общей цифрой скрываются сильные внутрирегиональные различия. Сельская местность, за исключением Белгородского района, депопулирует значительно быстрее крупных и средних городов: Старого Оскола (-1,4 промилле), Белгорода (-3,2 промилле в 2002 г.), Губкина и Алексеевки (-4,0 и -4,5 промилле).

Волна миграционного прироста в 1993–1998 гг. затронула все регионы Черноземья (рис. 1), однако Белгородская область оказалась единственным во всей России регионом, (исключая республику Ингушетию, принявшую огромное количество беженцев из Чечни и Северной Осетии), где приток мигрантов был столь интенсивным и продолжительным. До сих пор в области сохраняется положительный миграционный баланс.

Рис. 1. Динамика коэффициентов миграционного прироста (убыли) в регионах Черноземья за 1993–2007 гг.

Для русскоязычных переселенцев из стран СНГ, демобилизованных офицеров и мигрантов из северо-восточных регионов России Белгородская область оказалась привлекательной не только своими благоприятными природными условиями и стабильной политической и экономической обстановкой. Приток и закрепление мигрантов в регионе стимулировались специальными программами администрации области: предоставлением льготных кредитов на строительство жилья, обеспечением бесплатными земельными участками, решением проблем занятости переселенцев. С помощью этих мер, помогавших адаптации мигрантов, удалось привлечь часть наиболее активного и образованного населения в села и малые города, построить более десятка новых поселков для переселенцев. Основная масса мигрантов оседает в сельской местности, но все-таки неподалеку от городов, используя преимущества более низкой стоимости жизни на селе и доступности городских услуг и мест приложения труда (рис. 2). Максимальный миграционный прирост имели пригородные Белгородский и Старооскольский районы, а также прилегающие к ним Шебекинский, Яковлевский, Борисовский и Губкинский. В то же время из большинства восточных районов и некоторых районов западной части, наиболее удаленных от промышленных центров области, население уезжает, возможно, именно в те самые «благополучные» районы.

Рис. 2. Коэффициент миграционного прироста (убыли) в отдельных муниципалитетах области в 2002 г.

Среди тех, кто переселился в Белгородскую область за последние 10 лет, подавляющее большинство составляют русскоязычные мигранты из бывших республик СССР, поэтому в области сохранился почти мононациональный состав (русские — 92,9%, украинцы — 3,8%), мало отличающийся от данных переписи населения 1989 г. Незначительно выросла только численность армян, азербайджанцев и татар.

Экономика. Занимая положение между «крепкими середняками» и относительно развитыми регионами на общероссийском фоне, в Центральном округе Белгородская область – один из лидеров по уровню экономического развития. Ее душевой ВРП, скорректированный на стоимость жизни в регионе, в 2006 г. составлял 92% от среднероссийского значения (оно завышено показателями субъектов-лидеров – г. Москвы и Тюменской области). Индустриально-аграрный тип экономики области проявляется в структуре ВРП: в 2006 г. (по ОКВЭД) добыча полезных ископаемых и обрабатывающие производства суммарно давали около 47% ВРП (что значительно выше среднероссийской доли – 30,8%), а сельское хозяйство (вместе с лесным) обеспечивало почти 11% ВРП, что более чем в 2 раза превышает среднее по РФ.

Опорой экономического благополучия Белгородской области служит крупный комплекс черной металлургии, созданный на базе богатейших месторождений КМА в городах Старый Оскол и Губкин. Вес этой отрасли в экономике области растет: в 2002 г. она давала около 40% всей промышленной продукции области, а в 2004 г. – уже половину (к сожалению, данные на более позднюю дату несопоставимы из-за изменения системы классификации в статистическом учете – с ОКОНХ на ОКВЭД). На крупнейших Лебединском и Стойленском ГОКах и Яковлевском руднике добывается более трети всей железной руды в РФ, значительная часть которой идет на экспорт. Но по объемам выплавки стали и производству готового проката черных металлов Белгородская область заметно отстает от ведущих производителей - Вологодской, Липецкой, Кемеровской и Челябинской областей. Горнодобывающая промышленность вступает в конфликт с важнейшей сельскохозяйственной функцией территории. Открытая добыча железной руды в карьерах ухудшает качество земельных угодий и сокращает площадь ценных черноземов, благодаря которым в области сформировался развитый агропромышленный комплекс. На производство пищевых продуктов (по ОКВЭД) приходится 38% продукции обрабатывающих производств, Белгородская область производит более 12% сахара-песка в России и 10% растительных масел.

Несмотря на проблемы использования земельных ресурсов, сочетание двух ведущих отраслей промышленности - экспортной и импортозамещающей - выгодно отличает Белгородскую область от других успешных регионов, где структура экономики чаще всего моноотраслевая. В середине 1990-х гг. экспортная ориентация черной металлургии позволила области пройти кризисный период с меньшими потерями: спад в промышленности был менее глубоким, чем в других регионах Черноземья и в среднем по России (рис. 3). После дефолта 1998 г. уже отрасли импортозамещения обеспечили высокие темпы восстановления промышленности. К 2003 г. производство в машиностроении и металлообработке выросло в 2,5 раза по сравнению с 1997 г., в пищевой промышленности – в 2 раза, тогда как в черной металлургии – всего в 1,5 раза за тот же период. Белгородская область уже в 2001 г. вернулась на уровень 1990 г. по объему промышленного производства. Ни соседняя Липецкая, ни Вологодская области, имеющие еще более мощный экспортный потенциал черной металлургии, не смогли «догнать» Белгородскую область с ее стремительными темпами роста, которые продолжали нарастать во второй половине 2000-х гг. В 2008 г. объем промышленного производства составил 181% от уровня 1990 г. (более высокий показатель среди всех регионов РФ имеют только Ненецкий АО, Ленинградская область и Калининградская область с ее сборочным производством легковых иномарок).

Рис. 3. Динамика промышленного производства, % к 1990 г.

Новый экономический кризис быстрее и сильнее всего отразился на монопрофильных экспортных регионах РФ, особенно металлургических. По ним ударило одновременно и сокращение мировых цен, и глобальное падение спроса на их продукцию, что сразу же повлекло за собой уменьшение поступлений налога на прибыль, основного для их бюджетов (например, в Белгородской области этим видом налога обеспечивается около 38% доходной части бюджета субъекта РФ). Однако, будучи, скорее, регионом с полифункциональной экономикой, Белгородская область, пока не демонстрирует такого сильного промышленного спада, который уже испытывают другие регионы с металлургической специализацией. За ноябрь, так же, как и за декабрь 2008 г., промышленное производство в области сократилось на 10% по сравнению с соответствующим периодом 2007 г., а за февраль 2009 г. даже был отмечен небольшой рост (5% к февралю 2008 г.). Тогда как в соседних Липецкой и Курской областях за те же месяцы падение производства достигало -25 – -30% от уровня соответствующего периода предыдущего года.

Промышленность области сконцентрирована в трех городах (рис. 4): основные объемы промышленной продукции (60%) дает узел черной металлургии Старый Оскол – Губкин, производственные мощности которого принадлежат холдингу «Металлоинвест» (Оскольский электрометаллургический комбинат, Лебединский ГОК) и ОАО «Новолипецкий металлургический комбинат» (Стойленский ГОК). На Белгород, специализирующийся на машиностроении и производстве строительных материалов, приходится всего 20% промышленного производства. Белгородская область – один из немногочисленных регионов РФ, где наряду с региональной столицей есть еще индустриальный центр, более мощный в экономическом отношении - Старый Оскол. С одной стороны, состояние экономики этого города во многом определяет социально-экономическое благополучие всей области, поскольку именно здесь расположены предприятия, обеспечивающие крупнейшие налоговые поступления в региональный бюджет. С другой – на этапе современного кризиса именно такие монопрофильные города со специализацией на черной металлургии, как Старый Оскол и Губкин, представляют собой зону высокого риска.

Рис. 4. Доля отдельных городов и районов в объем промышленного производства области в 2002 г.

Белгородская область, наряду с Воронежской, лидирует в Черноземном Центре по душевому объему сельскохозяйственного производства. Земледелие специализируется в основном на производстве сахарной свеклы (около 12% российского производства, 3-е место среди регионов РФ), подсолнечника (3% сбора семян подсолнечника, 11-е место) и зерна. При постоянно растущем спросе пищевой промышленности производить технические культуры довольно выгодно, поэтому их посевные площади в последние годы увеличиваются, несмотря на угрозу истощения земель. Благодаря лучшей ситуации в растениеводстве спад в сельском хозяйстве был менее глубоким, к 1999 г. производство сельскохозяйственной продукции сократилось до уровня 60% от показателя 1990 г. Последующий экономический рост агросектора, замедлившийся в начале 2000-х и более бурный с 2005 г., позволил уже в середине 2000-х вернуться на уровень 1990 г., а к 2007 г. превзойти его почти в 1,5 раза (при этом среднероссийский уровень восстановления едва достиг 80%). Однако в животноводстве Белгородской области сложилась более проблемная ситуация, поголовье крупного рогатого скота сократилось втрое и продолжает снижаться.

В агросекторе ведущую роль играют сельхозпредприятия, часть из них объединена в крупные агрохолдинги (самый известный – «Стойленская Нива»), которые монополизируют сбыт и переработку продукции. Фермерство развито недостаточно и сконцентрировано в пригородных зонах крупных городов (Старооскольский, Белгородский и Яковлевский районы). Фермерские хозяйства производили в 2003 г. только 3,3% продукции растениеводства и 1,3% продукции животноводства.

Занятость и рынок труда. Уровень экономической активности населения Белгородской области (62,1% в 2007 г.) ниже среднего по РФ (67,1%) из-за меньшей активности женщин и недоучета самозанятости сельского населения. Спад экономической активности в кризисный период (от 67,9% в 1992 г. до 58,8% в 1998 г.) был более сильным, чем в среднем по стране. Кратковременный рост уровня экономической активности (до 65,7% в 2001 г.) в период бурного экономического подъема вновь сменился убыванием в течение 2000-х гг. Уровень занятости колеблется год от года, но остается одним из наименьших в регионах Центральной России (в 2007 г. он составил 59,5%). Динамика отраслевой структуры занятости Белгородской области отлична от общероссийских тенденций. Со второй половины 1990-х гг. при общем сокращении аграрной занятости в стране она значительно выросла в регионах Юга и Черноземного Центра, что усилило концентрацию сельскохозяйственного производства в наиболее благоприятной природно-климатической зоне. В 2001 г. агросектор сосредоточил максимальное количество занятых Белгородской области, опередив промышленность (рис. 5). Численность и доля занятых в сельском хозяйстве стали уменьшаться только с 2002 г., хотя и в 2006 г. вклад этой отрасли в структуру занятости оставался почти вдвое выше среднероссийского – 18,2 и 10,8%, соответственно (по новому классификатору ОКВЭД сельское хозяйство объединено с лесным хозяйством и рыболовством). Индустриальная занятость в регионе сокращалась медленнее, чем в большинстве промышленно развитых областей Центральной России: спрос на нее сохранялся благодаря быстрому росту производства в основных трудоемких отраслях (черная металлургия, машиностроение). В 2006 г. занятость в промышленности (по ОКВЭД туда включаются добывающие, обрабатывающие отрасли и производство газа, электроэнергии и воды) в области составила 22,8% (это наибольший показатель среди регионов Юга и Черноземного Центра).

Рис. 5. Структура занятости по основным отраслям экономики (по ОКОНХ), %

Изменения в состоянии рынка труда отражает динамика уровня общей безработицы (рис. 6). Тренд общей безработицы в Белгородской области за последние 12 лет в целом совпадал с общероссийским, но при этом перепады на региональном уровне были более резкими, поскольку состояние экономики области и, следовательно, рынка труда сильно зависит от внешней конъюнктуры. В 1997-1999 гг. безработица резко выросла не только из-за финансового кризиса в России, еще одной причиной были низкие мировые цены на продукцию черной металлургии, что подтверждается схожей динамикой безработицы в Липецкой области – главном металлургическом регионе Центра. За 2000 г. численность безработных сократилась в 2 раза по сравнению с предыдущим годом, а уровень безработицы – с 12,2 до 5,9%, т.к. сработали два благоприятных фактора: улучшилась внешняя конъюнктура для экспорта, и вырос спрос на импортозамещающую продукцию агропромышленного комплекса и машиностроения. После всплеска в начале 2000-х гг. в течение нескольких лет уровень безработицы в регионе был устойчиво ниже среднероссийского.

В условиях современного кризиса рынок труда Белгородской области, с одной стороны, подвержен повышенному риску безработицы. С другой стороны, можно ожидать, что крупный бизнес, владеющий производственными активами в монопрофильных городах черной металлургии, будет стремиться сохранить ядро занятых, высвобождая в основном персонал низкой квалификации и уменьшая издержки за счет сокращения рабочего времени, а, соответственно, и его оплаты.

Рис. 6. Динамика уровня общей безработицы

Социально-экономическое положение домохозяйств. Среди экономически развитых субъектов Европейской России Белгородская область не выделяется высокой покупательной способностью доходов населения, измеряемой отношением среднедушевых денежных доходов и прожиточного минимума (рис. 7). До середины 2000-х гг. область сильно отставала и по достигнутому уровню, и по темпам роста этого показателя. Однако за 2004-2007 гг. благодаря экономическому росту уровень доходов населения значительно вырос (в 1,4 раза) и достиг нижней границы интервала, характерного для группы относительно развитых регионов (среднедушевые доходы в 3,0-3,8 раза выше прожиточного минимума).

Рис. 7. Соотношение душевых денежных доходов и прожиточного минимума

Как и в большинстве других регионов страны, в области ярко выражено внутрирегиональное неравенство доходов населения. Различия в величине заработной платы по отраслям промышленности очень велики: в черной металлургии заработки в 3,3 раза выше средних по области, а в отраслях бюджетной сферы и сельском хозяйстве они составляют всего лишь половину от среднеобластных. Различия по отдельным муниципалитетам соответствуют их отраслевой специфике. Два города черной металлургии и региональная столица лидируют по заработной плате, в середине ряда — пригородные районы промышленных центров, имеющие развитую пищевую промышенность, в аутсайдерах — сельские районы в восточной части области, большая часть которых находится в зоне миграционного оттока (рис. 8).

Рис. 8. Заработная плата в отдельных муниципалитетах в 1998 и 2002 гг., в % к средней по области

Белгородская область во время финансового кризиса избежала сильного роста уровня бедности (рис. 9). Незначительное по сравнению с другими регионами-лидерами и РФ в целом сокращение доли населения с доходами ниже прожиточного минимума за 1999-2003 гг. позволило предположить, что в области существует барьер для дальнейших позитивных изменений – значительная занятость в сельском хозяйстве. Здесь сохраняется низкая заработная плата и широко распространены неденежные формы оплаты труда (натуроплата, техническая помощь сельхозпредприятий своим работникам и т.п.). Кроме того, недоучитываются доходы сельского населения от личного подсобного хозяйства (ЛПХ). Однако экономический рост второй половины 2000-х гг. способствовал росту доходов населения и существенному снижению уровня бедности к 2007 г.

Рис. 9. Уровень бедности в некоторых развитых регионах

По важнейшему показателю – вводу жилья на душу населения, область остается одним из лидеров в России, все 1990-е годы сохранялись объемы ввода советского времени. После некоторого спада в начале 2000-х гг. рост в жилищном строительстве возобновился с еще более высокими темпами (рис. 10). Более половины жилья вводится за счет средств населения: в области действует региональная программа поддержки жилищного строительства, в рамках которой выделяются кредиты на строительство, а поставки стройматериалов частично оплачиваются продукцией личного подсобного хозяйства. Хотя такие «бартерные» отношения далеко не всегда эффективны, но при дефиците денежных средств у населения, особенно в 1990-е годы, они позволили решить жилищную проблему многим сельским семьям и мигрантам.

Рис. 10. Ввод жилья в некоторых субъектах ЦФО

Социальная сфера. Состояние здоровья населения Белгородской области трудно оценить однозначно. С одной стороны, в области самая высокая ожидаемая продолжительность жизни населения (70,3 лет в 2007 г.) в России, за исключением г. Москвы и республик Северного Кавказа. С другой стороны, из-за сложной экологической обстановки в городах черной металлургии (Старый Оскол, Губкин) отмечается повышенная заболеваемость болезнями дыхательных путей, системы кровообращения и онкологическими заболеваниями. Стандартные показатели развития здравоохранения также трудно назвать благополучными, обеспеченность врачами значительно ниже среднероссийской (соответственно, 41 и 49 на 10 тыс. населения). Внутри области лучше всего обеспечено врачами население городов Алексеевка и Валуйки, а не областной столицы или главного индустриального центра. Все пригородные районы, кроме Старооскольского, испытывают нехватку квалифицированного медицинского персонала.

Уровень образования населения Белгородской области ниже среднероссийского, только 22,3% занятых имеют высшее образование, включая неполное, тогда, как в среднем по стране эта доля достигает 27,7%. Главные города области - Белгород и Старый Оскол - не являются крупными вузовскими центрами ни в масштабах Центрального округа, ни даже в Черноземье, где эту функцию выполняет Воронеж. Тем не менее, численность студентов в области по сравнению с 1995 г. выросла в 3,5 раза, в том числе благодаря развитию Белгородского госуниверситета, получающего поддержку регионального бюджета. Остальной прирост происходит за счет роста сети филиалов столичных вузов, что не лучшим образом отражается на качестве высшего образования.

За последние годы обеспеченность жильем в области постепенно растет, несмотря на приток переселенцев: в 2007 г. на одного жителя области приходилось 23,9 кв. м, что превышает среднероссийский уровень. Из-за высокой доли сельского населения, проживающего в частных домах, благоустройство жилищного фонда в Белгородской области невысоко, но постепенно улучшается: водопроводом и канализацией обеспечено около двух третей общей площади жилищного фонда, а в сельской местности – только одна треть. В то же время благодаря специальной программе газификации сельской местности (через область идут несколько магистральных газопроводов), в большинстве районов в 2002 г. было газифицировано более 90% жилищного фонда. Высокая доля индивидуального и неблагоустроенного жилья не способствует активизации реформы ЖКХ. Адресные субсидии на оплату ЖКУ получают только 3,5% семей – это в 2,5 раза ниже, чем в среднем по стране, при том размер субсидии совсем невелик – 278 руб. в месяц на семью (по тем же причинам).

Интегральные индексы. При не самом большом показателе доходов, но благодаря высокой продолжительности жизни Белгородская область сохраняет позиции в группе регионов-лидеров по индексу развития человеческого потенциала (6-е место в 2006 г.). В рейтинге по индексу качества жизни населения Белгородская область занимает 16-е место, опережая такие развитые регионы, как Ярославская и Московская области. По индексу демократичности за десятилетие регион располагается в середине списка регионов, а по текущей оценке демократичности Белгородская область находится в числе аутсайдеров. В рейтинге по индексу инновативности (новая методика) Белгородская область находится в срединной группе, отставая в сфере научного развития, но имея преимущества по таким показателям, как удельная численность студентов государственных вузов и уровень интернетизации.


  
 
Новости | Об институте | Научные программы | Грантовая программа
Единый архив социологических данных | Публикации | Региональная программа | English