В начало
В начало
О программе
О программе

 
Тематические обзоры
Тематические обзоры

Типология регионов
Типология регионов

 
Портреты регионов
Портреты регионов

 
Интегральные
       индексы

Интегральные индексы
 
Грантовая программа
       в регионах

Грантовая программа в регионах
 

Независимый институт социальной политики


Социальный атлас российских регионов / Портреты регионов


Костромская область

Социальный портрет обновлен с использованием данных, характеризующих социально-экономическое развитие региона до 2011 г.

Социальные преимущества: концентрация населения и экономики вокруг областного центра, снижающая расходы на инфраструктуру; наличие нескольких монопрофильных городов с более жизнеспособной экономикой; сохранение значительной части сети учреждений начального и среднего профессионального образования; сохранение природной среды, использование лесных ресурсов для самозанятости и получения дополнительных доходов и продуктов питания.

Социальные проблемы: неустойчивость экономического положения области из-за длительного периода депрессивности и замедленного выхода из кризиса в 2000-х гг., пониженный уровень доходов населения и бюджетной обеспеченности, тяжелые условия труда в лесной отрасли, повышенная смертность в трудоспособных возрастах, пониженный уровень образования населения из-за частичного замещения средним профессиональным образованием услуг слабо развитой высшей школы, низкая благоустроенность жилищного фонда, мелкоселенность и очаговое расселение, снижающие территориальную доступность социальных услуг.


Территория современной Костромской области на протяжении всей своей истории располагается на стыке зон влияния Центра, Европейского Севера и Волго-Вятки. Пограничное положение обусловило ярко выраженную асимметрию региона по уровню освоенности и характеру расселения. Более экономически развитый юго-запад области, имеющий много общего в структуре хозяйства с соседними регионам Центра, заметно опережает по большинству социально-экономических показателей «лесной» восток области, который ближе к Волго-Вятке, и северные районы.

Эти различия во многом обусловлены историческими особенностями хозяйственного развития территории. В XIV-XVII вв. Кострома и ее округа выполняли роль «базы освоения» Заволжья и Севера, тогда заселялся в первую очередь запад области — территории современного Нерехтского, Костромского районов и более приподнятая Галичско-Чухломская гряда, через которые проходил главный путь из Центра к Белому морю и на Северный Урал. В районе Костромы осуществлялась перевалка товаров, подвозившихся сухопутным трактом или по Волге. Далее они шли на север по левым притокам Волги, Костроме и Унже, и по дороге через Галич, Чухлому и центр соляного промысла Солигалич. Большую роль в освоении этой территории сыграли монастыри, некоторые из них сохранили свое духовное и историко-культурное значение и сегодня. Не случайно «лесная» Костромская земля, имевшая в начале XVII в. глубинное по отношению к западным границам и, одновременно, выгодное транспортное положение, стала колыбелью новой династии Романовых.

В XVIII в. развитие этой территории резко замедлилось после переноса столицы в Санкт-Петербург и перемещения основных транспортных потоков с северного архангельского направления на северо-западное. Постепенно Кострома стала уступать Ярославлю, Нижнему Новгороду, имевшим более удобное положение для перевалки товаров с речного транспорта на гужевой и занявшим ключевые позиции в товарообмене центральных и южных районов страны.

С начала XVIII в. ослабление торговых функций частично компенсируется усилением промышленной, «льняной» специализации юго-запада современной области. Это было связано с расширением казенных заказов на полотно и канаты в период создания русского военного флота. Кострома стала наиболее крупным центром обширного льняного ареала на северо-востоке. Торговые купеческие капиталы способствовали быстрому развитию легкой промышленности. Восток региона оставался в основном нетронутым. Зачатки лесопиления развивались вдоль сплавных рек – Унжи, Ветлуги, по которым древесину было удобно доставлять на поволжские ярмарки и на крупную бумажную фабрику в Балахне.

Кроме того, в XIX в. экономическое положение костромского сельского хозяйства ослабила конкуренция более плодородных южных районов страны, поставлявших хлеб вверх по Волге. Кризис сельского хозяйства стимулировал развитие промыслов, которые подготовили кадры и дали первые толчки для развития промышленности на юго-западе области. В 1830-х гг. более 80% населения губернии было занято в промыслах. Во второй половине XIX в. массовый характер принимает отходничество.

Волга не только способствовала развитию региона, но и выступала барьером. Транспортный переход через нее сначала был осуществлен не в Костроме, а в Ярославле. Вплоть до 1932 г. железная дорога на Кострому была тупиковой и заканчивалась на левом берегу Волги. Автопешеходный мост появился только в 1970 г.

В советский период принципиальных изменений вектора развития не произошло, территория оставалась периферийной, ее включили в состав соседних регионов. Только с середины XX века область существует в современных границах. В городах появились машиностроительные предприятия, заметно расширилась география лесозаготовок и лесопереработки. В 1970-е гг. в области была построена мощная Костромская ГРЭС и город энергетиков Волгореченск.

Расселение. По характеру расселения область делится на три контрастные части. Наиболее заселен юго-запад, в приволжской полосе (Костромской, Красносельский, Нерехтский, и тяготеющие к ним Судиславский и Сусанинский районы) проживает более 60% населения области при средней плотности жителей (без г. Костромы) 20 человек на кв. км. Западные глубинные районы области вдоль старого торгового пути на север (Чухломский, Буйский, Солигаличский, Галичский) давно лишились стимулов развития, их население сокращается. Эта зона отличается густой сетью мелких поселений (средний размер — менее 35 чел.), в ней проживает порядка 10% населения области, плотность составляет лишь 7 человек на кв. км. На востоке области плотность минимальна (5 человек на кв. км), освоение велось преимущественно по речным долинам, а после строительства железной дороги Санкт-Петербург—Вятка в начале ХХ века – вдоль узкоколейных лесовозных дорог, проложенных от магистрали. Многие лесозаготовительные поселки были ликвидированы в 1990-е гг., просуществовав лишь несколько десятилетий.

Костромская область имеет минимальную численность населения в Центральном федеральном округе, при этом по площади территории она уступает только Тверской области. Костромская область относится к типичным регионам Нечерноземья с преобладанием мелких сельских поселений. Кроме того, количество муниципальных образований – сельских поселений, центры которых выполняют низовые функции управления и предоставления социальных услуг, существенно меньше по сравнению с областями с сопоставимой территорией или близкой численностью населения. Для сравнения, в Тверской области число сельских поселений больше в 2 раза, в Воронежской – в 3 раза. С одной стороны, это облегчает оптимизацию сети социальных услуг в сельской местности Костромской области, позволяя концентрировать учреждения в немногочисленных более крупных поселениях. С другой стороны, территориальная удаленность этих центров для жителей многочисленных малых сельских населенных пунктов уже сейчас высока вследствие их разбросанности на значительной площади территории, а при дальнейшем сокращении сети она может стать запретительно высокой для сельских потребителей социальных услуг.

Доля городского населения (70%) ниже средней по России, в начале 1990-х гг. она сократилась почти на 3% в связи с административным преобразованием части поселков городского типа в сельские поселения. С конца 1990-х гг. тенденция роста доли городского населения вновь возобладала.

Все города региона, кроме Костромы, – средне-малые. Их можно разделить на три группы. Среди старых городов выделяется группа с более развитой экономикой (Буй, Галич) и группа местных центров с небольшой промышленностью или лесозаготовками (Чухлома, Солигалич, Судиславль, Кадый, Кологрив). Новые советские города монопрофильны, они возникли как центры лесной промышленности (Шарья, Мантурово, Нея) или электроэнергетики (Волгореченск).

За последние 20 лет численность населения области уменьшилась более чем на 17%. Темпы убыли населения области росли в течение 1990-х гг. и в настоящее время составляют около 1% в год. По сравнению с 1989 г., в наибольшей мере свою численность пока удалось сохранить лишь областному центру Костроме и молодому городу энергетиков Волгореченску (табл. 1). В последний межпереписной период 2002-2010 гг. все города области, независимо от размера и специализации, теряли население, хотя в более крупных депопуляция идет медленнее.

Таблица 1. Динамика численности городов Костромской области

1989 г.

2002 г.

2010 г.

2002 г. к 1989 г., %

2010 г. к 2002 г., %

Область в целом

809,9

736,6

667,5

90,9

90,6

Городское население

555,3

496,1

466,2

89,3

94,0

Кострома

278,4

278,7

268,6

100,1

96,4

Шарья*

42,1

39,4

36,6

93,6

92,9

Буй

32,7

27,4

25,8

83,8

94,2

Нерехта

29,3

26,0

22,8

88,7

87,7

Мантурово

22,5

19,4

17,5

86,2

90,2

Галич

21,7

19,1

17,3

88,0

90,6

Волгореченск

16,0

18,2

17,1

113,8

94,0

Нея

13,3

11,5

9,8

86,5

85,2

Сельское население

254,5

240,5

201,3

94,5

83,7

* Включая пгт Ветлужский и приписанное сельское население.

Демографическая ситуация. Костромская область отличается ускоренной депопуляцией, как и другие регионы Нечерноземной зоны (рис. 1). В середине 2000-х гг. при очень высокой смертности естественная убыль населения превышала 1% в год. Тенденции динамики рождаемости и смертности в области те же, что и в среднем по России, поэтому в последние годы депопуляционный процесс замедлился (до -3 – -4 промилле в год). Область остается в числе регионов с наибольшим уровнем смертности в России, но при этом среди регионов Центральной России удерживает лидирующие позиции по уровню рождаемости.

Рис. 1. Общие коэффициенты рождаемости, смертности и естественного прироста (убыли) в Костромской области и соседних регионах, на 1000 населения

Внутриобластные различия демографической ситуации велики. Наиболее неблагополучные показатели – в муниципалитетах срединной части области (Мантуровский, Межевской, Макарьевский, Антроповский, Кологривский районы), в них рождаемость вдвое меньше смертности, а коэффициент естественной убыли ниже -10 (на 1000 населения). Лучше положение в юго-западных Костромском и Красносельском районах, а также наиболее крупных городах – Костроме, Волгореченске и Шарье, в которых естественная убыль незначительна – 1 – -2 промилле. В Красносельском районе в 2011 г. был зафиксирован даже нулевой естественный прирост.

Население Костромской области быстро стареет: доля пожилых возрастов почти достигла 25%, доля детей снизилась до 15%, такая возрастная структура схожа с большинством регионов ЦФО. Ожидаемая продолжительность жизни ниже среднероссийской, особенно для мужчин (табл. 2). При этом различия между городом и селом невелики, т.к. в области преобладают малые города, где условия и образ жизни несущественно отличаются от сельской местности. Судя по показателям ожидаемой продолжительности жизни, проблема деградации и маргинализации сельских мужчин все же менее остра, чем в некоторых других регионах Нечерноземья.

Таблица 2. Ожидаемая продолжительность предстоящей жизни городских и сельских мужчин и женщин в 2009 г., лет

Субъекты РФ

Город

Село

Мужчины

Женщины

Мужчины

Женщины

РФ

63,5

75,1

60,9

73,4

Костромская область

61,5

74,2

59,4

72,6

Ивановская область

60,5

73,3

59,4

72,3

Владимирская область

60,6

74,1

55,8

70,5

Ярославская область

62,3

75,4

60,1

74,4

Тверская область

60,0

73,1

54,9

70,3

Московская область

61,8

74,3

62,8

75,1

Кировская область

62,8

75,4

59,1

72,4

На протяжении 1990-х гг. область была мало привлекательна для мигрантов – сказалась сложная экономическая ситуация, отсутствие крупных городов – центров притяжения. В 2000-х гг. в отличие от большинства регионов Центральной России, принимавших мигрантов, Костромская область оказалась на «водоразделе» между зонами притока и оттока: ее миграционное сальдо колебалось около нулевого значения, а в последние годы вновь стало отрицательным (рис. 2). Из соседних с ней регионов миграционная ситуация хуже только в Кировской области.

Рис. 2. Коэффициент миграционного прироста (убыли) в Костромской области и соседних регионах, на 10 000 населения

Среди муниципалитетов небольшое положительное миграционное сальдо сохраняется лишь на наиболее плотно заселенном юго-западе (в Костромском, Красносельском, Судиславском и Нерехтском районах, в самой Костроме), а также в наиболее благополучном из городов востока области – Шарье. Наибольший отток наблюдается изо всех периферийных районов на востоке области и в центральной ее части (Октябрьский, Поназыревский, Павинский, Межевской, Буйский, Галичский, Островский).

Экономика. Душевой ВРП области составляет 60% от среднероссийского — немногим менее 160 тыс. руб. на человека. В Центральном федеральном округе Костромская область опережает только наиболее депрессивные Брянскую, Ивановскую и Тамбовскую области, а также Воронежскую область. Как и другие регионы Центра, область испытала сильный спад промышленного производства (рис. 3). Посдефолтный подъем был медленным и относительно небольшим из-за проблем развития ключевых отраслей – лесной и деревообрабатывающей промышленности и машиностроения. К 2008 г. объем промышленного производства в области составлял только две трети от уровня 1990 г. (в среднем по стране – 84%). Экономический кризис 2009 г. «обрушил» и без того неустойчивую промышленность Костромской области – объемы производства сократились на 20% по сравнению с предыдущим годом. Столь же стремительный спад был только в наиболее промышленно развитых регионах Урала, в Новгородской области, а также в ряде регионов со специализацией на машиностроении (Нижегородская, Ярославская, Владимирская области, республика Чувашия и др.). Восстановить докризисные объемы производства удалось только в 2011 г.

Рис. 3. Динамика промышленного производства Костромской области и соседних регионов в 1996–2011 гг., % к уровню 1990 г. (1990=100%)

Важнейшей отраслью специализации Костромской области остается лесная и деревообрабатывающая промышленность, хотя за 1990-е гг. она пережила серьезный спад. Машиностроение исторически связано с традиционными для региона лесной и легкой промышленностью, что и привело к существенному спаду производства в 1990-е гг. Доля текстильной промышленности сократилась особенно сильно – в 3 раза (табл. 3-а). Значимую роль в промышленном производстве области играет электроэнергетика, ведущее предприятие которой – Костромская ГРЭС в г. Волгореченск – обеспечивает электроэнергией весь Центр; она не испытывала резкого спада в переходный период.

Таблица 3а. Отраслевая структура промышленного производства (по полному кругу предприятий), % (по ОКОНХ)

Отрасли промышленности

1990 г.

1995 г.

1999 г.

2000 г.

2004 г.

Продукция промышленности, всего

100

100

100

100

100

Электроэнергетика

11,3

34,1

29,0

29,9

33,3

Лесная и деревообрабатывающая

14,2

16,9

19,5

17,1

18,4

Машиностроение

22,4

14,2

14,0

15,2

17,8

Пищевая

8,9

12,0

11,0

10,1

6,6

Легкая

19,7

7,7

7,7

5,1

6,3

Черная металлургия

 

 

0,7

4,5

3,1

Прочие

23,5

15,1

18,1

18,1

14,5

В настоящее время в структуре обрабатывающих производств (по общероссийскому классификатору видов экономической деятельности), наряду с деревообработкой, доминируют «прочие производства», куда включена такая специфическая отрасль, как ювелирное производство, дающая почти 25% всей продукции обрабатывающих производств (табл. 3-б). В совокупности эти два вида производств обеспечивают до половины всей промышленной продукции региона.

Таблица 3б. Структура объема отгруженной продукции (выполненных работ, услуг) по ВЭД «Обрабатывающие производства», 2011 г. (по ОКВЭД)

Виды обрабатывающих производств

Костромская область

В среднем по РФ

Производство пищевых продуктов, включая напитки, и табака

8,9

16,2

Обработка древесины и производство изделий из дерева

22,0

1,3

Металлургическое производство и производство готовых металлических изделий

12,3

18,1

Производство транспортных средств и оборудования

10,0

10,1

Производство машин и оборудования

5,0

4,9

Текстильное и швейное производство

3,4

1,0

Прочие производства (в т.ч. производство ювелирных изделий)

27,1

2,3

Лесопромышленный комплекс, в котором работает свыше 20% всех занятых в промышленности, опирается на местные ресурсы: три четверти территории региона занимают лесные массивы, а запасы древесины максимальны в Центральном федеральном округе. Область лесоизбыточна, значительная часть заготавливаемой древесины вывозится. За счет леса живет большинство моноспециализированных поселков. Проблемы лесной отрасли, представленной почти повсеместно, связаны с устаревшими технологиями на всех стадиях переработки леса, неглубокой переработкой сырья и произошедшей в 1990-е гг. децентрализацией управления лесным комплексом.

В послевоенный период для расширения площади лесоэксплуатационных участков на территории области активно развивалась сеть узкоколейных железных дорог, которые обеспечивали выход районов лесозаготовки к магистральным железным дорогам и сплавным рекам. В конце 1980-х – 1990-е гг. в связи с сокращением объемов заготовок леса и переводом оставшихся участков на автовывоз большинство узкоколеек было разобрано, а чаще разграблено, расположенные на них поселки ликвидированы.

Техническая отсталость лесозаготовительной стадии проявлялась и в молевом сплаве древесины, применявшемся с конца 1920-х гг. вплоть до 1994 г. Он формально удешевлял сырье, но нанес большой урон экологическому состоянию рек. С его прекращением себестоимость костромской древесины возросла, и сегодня вновь появляются проекты возобновления сплава леса в плотах.

Большая часть лесопереработки сконцентрирована в нескольких промышленных узлах вдоль железной дороги Санкт-Петербург – Киров и областном центре. Большинство предприятий построено в советский период, в том числе Мантуровский и Костромской (ОАО «Фанплит») фанерные заводы, использующие древесину нехвойных пород, Нейский завод строительных деталей (ЛХК «Неялес»); несколько картонных и бумажная фабрика в Островском районе.

Отрасль постепенно выходит из кризиса, в нее пошли отечественные и иностранные инвестиции. Новый завод «Кроностар» по производству современных древесных плит создан при участии иностранного инвестора на месте крупнейшего лесокомбината «Шарьялес». Другие проекты, например, создание с участием внешнего инвестора Нейского ЛПК, лишь прорабатываются.

Текстильная и швейная, прежде всего льняная, промышленность испытала в 1990 х гг. наибольший спад производства. В советский период эта отрасль также потребляла местный лен, поставлявшийся разбросанными по всему юго-западу области льнозаводами. Сегодня отечественного сырья не хватает, к тому же оно годится лишь для производства грубых и технических тканей. С середины 1990-х гг. льняная промышленность работала в основном на давальческом сырье из Западной Европы, Белоруссии, Украины, отправляя за рубеж некрашеную ткань.

Производство тканей сосредоточено в Костроме, наиболее крупные предприятия - «Большая костромская льняная мануфактура», «Льнообъединение им. И.Д. Зворыкина» - сумели найти средства для частичной модернизации и по-прежнему дают до 25% сильно сократившегося объема производства льняных тканей в России. Внешний инвестор пришел на «Костромскую хлопкопрядильную мануфактуру» («Кохлома»). Однако многие льнозаводы не работают, что создает проблемы занятости в небольших поселках, где они являются градообразующими предприятиями.

Кризис местного машиностроения в 1990-х гг. тесно связан со спадом производства основных потребителей его продукции. В начале XX в. первые машиностроительные предприятия в Костроме создавалась для обслуживания основных отраслей специализации – текстильной и лесной, а также речного транспорта (производство деревообрабатывающих станков, оборудования для текстильной промышленности, небольших судов). В советский период появились ориентированные на нужды Нечерноземья завод экскаваторов в Костроме и автокранов в Галиче, производство комплектующих для автостроения (костромские заводы «Мотордеталь», «Пегас»), машиностроительный завод в Нерехте в системе ВПК. Современное состояние этих предприятий зависит от конкретной специализации, которая определяет востребованность продукции на рынке и интерес инвесторов, в том числе иностранных. Большинство машиностроительных предприятий все-таки остаются проблемными, лучше положение на Галичском заводе, собственником которого стал московский бизнес.

Металлургическое производство представлено в области крупным предприятием по производству труб для добычи и транспортировки нефти и газа – ОАО «Газпромтрубинвест» и заводом сварочных материалов в Судиславле.

Костромская область исторически известна своими промыслами. Некоторые из них, прежде всего ювелирный и кожевенный, в советский период были преобразованы в артели, а позднее – в промышленные предприятия. Кризис 1990-х гг. не сумела пережить кожевенная промышленность, Галичскому кожевенному заводу (сегодня малое предприятие ООО «Галичобувь») не помогли никакие реорганизации. А вот ювелирный промысел в Красносельском районе сумел адаптироваться к изменившейся ситуации. Наряду с «Красносельским ювелирпромом» и «Костромским ювелирным заводом» (эти предприятия созданы в конце 1930-х гг.), в 1990-х гг. в с. Красное-на-Волге появились еще несколько малых предприятий («Аквамарин», «Диамант», «Ювелирный завод «Платина»). Кроме того, немало мастеров в районе работают на дому, как по лицензии, так и неформально. Это позволяет более гибко реагировать на спрос, хотя и снизило качество выпускаемой продукции. Фирменная филигрань сегодня отошла на второй план, она дорога и не пользуется популярностью, поэтому увеличивается доля ширпотреба в ювелирной продукции.

Промышленное производство области концентрируется в двух центрах – Костроме и Волгореченске, на них приходится почти две трети промышленной продукции (из суммы по видам экономической деятельности «Добыча полезных ископаемых», «Обрабатывающие производства» и «Производство и распределение электроэнергии, газа и воды») (рис. 4 а). В Волгореченске это не только ГРЭС. В начале 2000-х гг. реализован один из наиболее крупных в области инвестиционных проектов – Волгореченский трубный завод (ОАО «Газпромтрубинвест»), нацеленный на обеспечение нужд газовой отрасли. Вслед за лидерами идут центр ювелирной промышленности – Красносельский район, а также крупный центр деревообработки – г. Шарья. Их вклад особенно заметен в структуре продукции обрабатывающих производств (рис. 4-б). Заметны также города Галич и Буй, хотя и имеющие диверсифицированную структуру хозяйства, но испытавшие сильный спад производства. На все остальные районы приходится менее 5% промышленного производства.

Рис. 4а. Доля муниципальных образований Костромской области в объеме промышленного производства (по ВЭД «Добыча полезных ископаемых», «Обрабатывающие производства» и «Производство и распределение электроэнергии, газа и воды») в 2010 г., %

Рис. 4б. Доля муниципальных образований Костромской области в объеме производства товаров и услуг по ВЭД «Обрабатывающие производства» в 2010 г., %

Сельское хозяйство области еще в советское время переживало кризис, более жизнеспособные предприятия концентрировались на освоенном юго-западе вблизи Костромы. На эту зону (Костромской, Красносельский, Сусанинский, Судиславский, Нерехтский районы) и сейчас приходится половина всего сельскохозяйственного производства (рис. 5), причем почти треть обеспечивает пригородный Костромской район, которому удалось сохранить лучшие кадры и фонды. Здесь расположен и образцовый племенной совхоз «Караваево» – «родина» костромской породы коров.

Рис. 5. Доля муниципальных образований Костромской области в производстве продукции сельского хозяйства в 2011 г, %

«Сжатие» сельскохозяйственного ареала и концентрация его на юго-западе, а также вокруг отдельных относительно благополучных промышленных центров, прослеживается по сокращению посевных площадей. В середине 2000-х гг. в среднем по области они составляли 36% от площадей 1990 г., при этом в освоенной зоне сохранилось свыше половины (Нерехтский – 66%, Красносельский – 58%, Костромской – 51%, Мантуровский – 61%), а в глубинных районах – менее пятой части посевных площадей (Чухломский и Буйский – 17%). По надоям на одну корову (это один из наиболее точных индикаторов эффективности сельского хозяйства) пригородная зона (Костромской, Красносельский, Судиславский, Сусанинский районы) в 1990-х – начале 2000 гг. даже улучшила свои показатели, а большинство северо-западных и восточных районов ухудшили. Все более очевидно, что агросектор области жизнеспособен только в пригородной, наиболее заселенной зоне.

Для динамичного экономического развития необходимы инвестиции в основной капитал, но Костромская область испытывает их серьезный недостаток (рис. 6). Наряду с экономически депрессивными Ивановской и Брянской областями, с середины 2000-х гг. Костромская область является аутсайдером по объему инвестиций на душу населения среди субъектов Центрального федерального округа и других соседних регионов. Последние крупные инвестиционные проекты в области реализовывались в начале 2000-х гг.

Рис. 6. Инвестиции в основной капитал на душу населения в постоянных ценах 2006 г., тыс. руб.

Занятость и рынок труда. Численность занятых в экономике в 1990–2004 гг. сократилась более чем на 20%, прежде всего за счет отраслей материального производства – промышленности и сельского хозяйства. Во второй половине 2000-х гг. численность занятых стабилизировалась, а улучшение экономической ситуации привело к росту занятости в промышленности, как в относительном, так и в абсолютном выражении (табл. 4). Для Костромской области, как и для других депрессивных регионов, в 1990-х гг. была характерна «вынужденная» терциаризация структуры занятости, но в 2000-х гг. рост доли занятых в социальной сфере прекратился. Сокращение занятости в образовании связано также с сокращением численности детей. Занятость в торговле и управлении продолжала расти, что типично для всей страны, хотя и темпы роста в области были медленнее.

Таблица 4. Структура занятости населения, % к среднегодовой численности занятых в экономике
 

Костромская область

РФ

2000 г.

2004 г.

2010 г.

2000 г.

2010 г.

Занято в экономике, всего

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

из них

         

Промышленность*

24,0

25,3

23,8

23,7

19,7

Сельское и лесное хозяйство, охота, рыболовство и рыбоводство

15,7

12,7

11,4

14,1

10,1

Строительство

6,0

5,6

6,0

6,7

8,0

Транспорт и связь

7,2

7,6

6,6

7,8

7,9

Оптовая и розничная торговля, общественное питание, гостиничные услуги и пр.

14,6

16,3

17,0

15,2

19,6

Здравоохранение и предоставление социальных услуг

7,9

7,7

7,5

6,8

6,8

Образование

10,4

9,9

9,9

9,3

8,7

Гос. управление, обеспечение военной безопасности; обязательное социальное обеспечение

6,2

7,1

7,4

4,8

8,2

Прочие отрасли

8,0

7,8

10,4

11,6

11,0

*Сумма по ВЭД «Добыча полезных ископаемых», «Обрабатывающие производства» и «Производство и распределение электроэнергии, газа и воды».

Отраслевая структура занятых в экономике сильно дифференцирована по муниципальным образованиям. Хотя муниципальная статистика позволяет увидеть только занятость в организациях (т.е. без учета индивидуальных предпринимателей и других самозанятых), эти данные служат косвенным показателем уровня развития реального сектора экономики в районах и городах. В половине районов, большинство из которых относится к периферийным, в организациях образования, здравоохранения и предоставления социальных услуг занято более 50% работников, это явный признак доминирования «бюджетной» экономики (рис. 7). При этом в районах на лесопромышленном востоке и севере области в промышленности и строительстве занято менее 10% работников организаций; районы со значительной аграрной занятостью концентрируются вокруг Костромы; доля занятых на транспорте – более 40% работников организаций – наиболее велика в г. Буй.

Рис. 7. Доля занятых в организациях социальной сферы (образование, здравоохранение, предоставление социальных услуг, предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг) в муниципалитетах Костромской области в 2011 г., %

Весь переходный период 1990-х, а также в 2000-е гг. уровень безработицы в Костромской области был ниже среднего по стране, повторяя при этом общероссийские тенденции динамики (рис. 8). После всплеска в период кризиса 2009 г. уровень безработицы вновь вернулся к докризисным значениям. Более благополучные показатели области, долгое время остававшейся депрессивной, вызывают вопросы, поскольку лесопромышленные поселки во всех регионах России являются очагами безработицы из-за нестабильного спроса на рабочую силу. Возможно, обследования Росстата не полностью учитывают скрытую безработицу, типичную для сельского хозяйства и лесной промышленности. Кроме того, безработица в западных районах области, как и столетие назад, смягчается за счет отходничества: удобное транспортное положение позволяет значительной части мужского населения вахтовым способом работать в городах Московской и Санкт-Петербургской агломераций.

Рис. 8. Уровень безработицы в некоторых регионах Центральной России, %

Зарегистрированная безработица в области на протяжении 2000-х гг. была устойчиво – в 1,5-2 раза – ниже среднероссийской. Даже в кризисном 2009 г. ее значение выросло незначительно – с 1,1 до 1,8%, тогда как в соседних Кировской, Ивановской, Ярославской, Вологодской областях оно достигало 3,5-4%. На фоне резкого спада промышленного производства в Костромской области столь умеренный рост зарегистрированной безработицы в кризисный период может объясняться только сдерживанием за счет вынужденной неполной занятости (в 1-м квартале 2009 г. доля работников, находящихся в режиме вынужденной неполной занятости, превышала 6%).

Различия в остроте проблем локальных рынков труда можно оценить по уровню зарегистрированной безработицы в муниципалитетах. Наиболее благоприятная ситуация в городских и пригородных муниципалитетах с устойчивым ростом экономики, где безработица в 1990-е годы была значительной, но снизилась и остается стабильно невысокой. К этой группе относятся Кострома, Волгореченск, Галичский, Сусанинский, Костромской, Красносельский, Шарьинский районы (рис. 9). В группу с повышенным относительно среднеобластного уровнем регистрируемой безработицы входит большинство менее развитых районов восточной части, хотя в целом даже в этих районах значения безработицы довольно низки (около 2% от численности экономически активного населения).

Рис. 9. Уровень регистрируемой безработицы* по районам (городам) Костромской области на 01.01.2012 г.
*Отношение количества граждан, зарегистрированных в службе занятости населения в качестве безработных, к численности экономически активного населения
Источник: данные Департамента по труду и занятости населения Костромской области

В целом ситуация на рынке труда Костромской области лучше, чем в наиболее депрессивных областях Центра, благодаря концентрации населения в муниципалитетах с более устойчивой экономикой, повышенной занятости в бюджетной сфере и преобладания трудоемких отраслей в производстве – лесопромышленном комплексе и машиностроении.

Социально-экономическое положение домохозяйств. Доходы населения Костромской области невысоки, по покупательной способности доходов (соотношению среднедушевых денежных доходов и величины прожиточного минимума) она уступает большинству соседних регионов, за исключением депрессивных, а также Вологодской области, в которой уровень доходов населения до сих пор не восстановлен после мощного удара кризиса (рис. 10). Лесозаготовки и деревообработка, машиностроение, а также текстильное производство не относятся к высокооплачиваемым отраслям, не говоря уже о бюджетной сфере и агросекторе. Покупательная способность денежных доходов населения в Костромской области устойчиво росла до 2008 г., хотя и более медленными темпами по сравнению с наиболее проблемными областями-соседями. В последние годы, как и в большинстве среднеразвитых регионов Европейской России, устойчивого роста доходов населения не наблюдается.

Рис. 10. Отношение среднедушевых денежных доходов населения к величине прожиточного минимума в некоторых регионах Европейской части России, %

Отраслевые различия заработной платы в области и их динамика в 2000-х гг. не вполне типичны (табл. 5). Как и везде, максимальны заработки в финансах, но в немногих регионах заработная плата в сельском и лесном хозяйстве выше, чем в сфере образования. В Костромской области это связано с концентрацией занятых в агросекторе в пригородах, где эта отрасль более прибыльна, и с повышенным вкладом заработков работников лесозаготовительной отрасли. Также нетипичен рост оплаты труда в большинстве отраслей промышленности, включая электроэнергетику, относительно среднеобластного уровня, обусловленный оживлением производства и одновременно отсутствием экспортно-ориентированных отраслей-лидеров с высокооплачиваемой занятостью. Опережающими темпами в 2000-х гг. росла и средняя заработная плата занятых в сфере государственного управления и обеспечения военной безопасности, в среднем по регионам динамика была умереннее. Хотя стоит отметить, что доля управленцев в Костромской области ниже средней по стране.

Таблица 5. Средняя заработная плата по отдельным видам экономической деятельности к средней по области (стране), %

Виды экономической деятельности

Костромская область

РФ

2002 г.

2010 г.

2002 г.

2010 г.

Сельское и лесное хозяйство

45

75

43

51

Обрабатывающие производства, из них:

98

103

102

91

производство пищевых продуктов, включая напитки, и табака

109

83

93

83

текстильное и швейное производство

55

70

51

49

обработка древесины и производство изделий из дерева

61

108

68

61

целлюлозно-бумажное производство; издательская и полиграфическая деятельность

130

85

126

96

химическое производство

104

120

112

106

металлургическое производство и производство готовых металлических изделий

119

136

144

101

производство машин и оборудования

89

101

93

96

производство электрооборудования

90

118

88

96

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

143

148

135

115

Строительство

102

92

110

101

Транспорт и связь

134

123

134

122

Оптовая и розничная торговля и пр.

74

75

70

88

Финансовая деятельность

359

242

304

239

Государственное управление, обеспечение военной безопасности

112

144

119

120

Образование

68

69

67

67

Здравоохранение и социальные услуги

74

78

72

75

Различия заработков по муниципалитетам по кругу крупных и средних предприятий (рис. 11) еще раз подтверждают преимущества занятости на предприятиях федеральных монополий в небогатых регионах: отрыв Волгореченска (предприятия РАО «ЕЭС России» и Газпрома) от средней по области величины заработной платы, превышает 1,5 раза. Наряду с областным центром, по уровню оплаты труда выделяется г. Буй – центр железнодорожных перевозок области. Заработки на крупных и средних предприятиях в остальных городах и районах с жизнеспособной экономикой немногим выше средних или близки к ним. Среди районов-аутсайдеров данные есть не по всем муниципалитетам, тем не менее, отставание восточных территорий с лесной специализацией и доминированием бюджетной экономики очевидно.

Рис. 11. Различия в уровне среднемесячной номинальной начисленной заработной платы по кругу крупных и средних предприятий по муниципальным образованиям Костромской области в 2010 г., % к средней заработной плате по экономике в области
Источник: данные паспортов и инвестиционных паспортов муниципальных образований Костромской области.

По уровню бедности Костромская область занимает срединное положение и в ЦФО, и среди регионов-соседей (рис. 12). Темпы сокращения бедности в первые годы экономического роста были минимальными, но в 2004-2006 гг. уровень бедности уменьшался быстрее благодаря оживлению базовых отраслей экономики и росту оплаты труда в них, а также росту заработной платы бюджетников и повышенным расходам на выплату пособий (доля расходов на социальные пособия в 2005 г. составила 8% консолидированного бюджета области, в то время как в среднем по регионам РФ – 5%, в 2011 г. этот показатель составил 14 и 12% соответственно). Во второй половине 2000-х гг., как и в целом по России, доля населения, живущего за чертой бедности, снижалась медленно – при исчерпании фактора роста оплаты труда, для сокращения бедности необходимы механизмы адресной социальной поддержки.

Рис. 12. Доля населения с доходами ниже прожиточного минимума в некоторых регионах Европейской части России, %

Социальная сфера. Проблемы здоровья населения Костромской области типичны для Нечерноземья. В области отмечается повышенный уровень смертности населения в трудоспособном возрасте, в первую очередь мужчин – 1165 на 100 тыс. лиц трудоспособного возраста, в среднем по РФ – 996 (2009 г.), что связано с тяжелыми условиями труда, прежде всего в лесной отрасли, и распространением алкоголизма. По данным Управления Роспотребнадзора по Костромской области за 2009 г., почти треть всех умерших – люди трудоспособного возраста. Смертность от внешних причин на 20% выше среднероссийского уровня (2011 г.), в том числе от случайных отравлений алкоголем – более чем в 2,5 раза. Зато за десятилетие 2000-х гг. в области удалось вдвое сократить младенческую смертность, ее уровень относительно невысок – 7,1 промилле (рис. 13).

Рис. 13. Младенческая смертность в некоторых регионах Европейской части России, на 1000 родившихся живыми

Стандартные показатели обеспеченности медицинскими услугами по области противоречивы: больничными койками и средним медицинским персоналом лучше (это характерная черта регионов Нечерноземья с мелкоселенным дисперсным расселением), но, что не менее важно, – врачами и амбулаторно-поликлиническими учреждениями – хуже, чем в среднем по стране и ЦФО. Квалифицированная медицинская помощь труднодоступна для жителей периферийных районов, где нет относительно крупных городов (Солигаличский, Поназыревский, Кологривский, Октябрьский, Островский, Вохомский, Чухломский, Парфеньевский), и численность врачей на 10 000 населения критически низка (менее 15).

Все регионы лесной специализации отличаются пониженной долей жителей с высшим образованием, и Костромская область не исключение. В ней преобладает население со средним специальным образованием, по доле которого в общей структуре Костромская область превосходит не только регионы Центра, но и другие, даже наиболее индустриально развитые субъекты РФ (рис. 14).

Рис. 14. Уровень образования населения в отдельных регионах Центральной России по данным Всероссийской переписи населения 2010 г., %

Области удалось в целом сохранить сеть учреждений начального и среднего профессионального образования, тесно связанного с отраслями специализации региона. По сравнению с началом 1990-х гг. число учреждений НПО сократилось на треть (в большинстве регионов ЦФО – более чем на 40-50%, в среднем по России – на 46%), а число учащихся в них на 10 000 населения сократилось незначительно. Сеть учреждений СПО области даже расширилась (с 19 до 26 учебных заведений), хотя удельная численность учащихся в них (на 10 000 населения) уменьшилась на четверть от уровня 1990 г.

Среднее специальное образование частично компенсирует относительно слабое развитие высшей школы. По удельной численности студентов и по темпам роста этого показателя за 2000-е гг. область является аутсайдером в ЦФО: на 10 000 жителей приходится 326 студентов вузов – это на треть ниже среднего уровня по стране. Сказывается конкуренция более крупных соседних вузовских центров, особенно Ярославля. Четыре вуза Костромы возникли в послевоенный период для обеспечения потребностей области: государственный университет (до 1999 г. — педагогический институт / университет), технологический университет, сельскохозяйственная академия, учебной базой который является совхоз «Караваево», и филиал военного университета. Филиальная сеть вузов в области практически не развита из-за низкого платежеспособного спроса.

Для развития системы дошкольного образования во второй половине 2000-х гг. – начале 2010-х гг. в регионе характерны тенденции централизации и укрупнения: на фоне существенного сжатия сети учреждений (почти на 30% в целом по области) число мест в них сохранено на прежнем уровне. Полностью сохранена сеть детских садов почти во всех относительно крупных городах области, а также пригородных районах областного центра, тогда как в районах, прилегающих к городам – местным центрам (Шарьинский, Мантуровский, Буйский, Галичский), число дошкольных образовательных учреждений сократилось больше всего. Существенное снижение числа мест в детских садах затронуло в основном самые отдаленные районы восточной части области (Павинский, Октябрьский? Вохомский, Поназыревский). Увеличение численности детей, рожденных в конце 2000-х гг., усилило давление на систему дошкольного образования, в области растет проблема обеспечения детей необходимыми услугами. Если до 2009 г. очередь в детские сады постепенно уменьшалась, то в 2010-2011 гг. тенденция сменилась на противоположную. Кроме того, почти во всех более-менее крупных городах отмечается переполненность детских садов (на 100 мест приходится 116-134 ребенка).

Процесс оптимизации сети учреждений затронул и сферу общего образования Костромской области: за 2006-2011 гг. число школ уменьшилось на 22%, хотя число учащихся в них детей – только на 3%. Во вторую смену занимается относительно небольшая доля школьников – около 10%.

Обеспеченность социальными услугами муниципалитетов области зависит от расселения и освоенности территории. На западе проблемы мелкоселенности дополняются постарением населения и кризисом сельского хозяйства, что приводит к росту бюджетных расходов на поддержание социальной инфраструктуры. На востоке основная проблема – поселки леспромхозов с «промывным» типом жителей, низким уровнем благоустройства, криминогенной ситуацией, широким распространением асоциальных явлений. Большая часть жителей неместные и живут сегодняшним днем, да и сами поселки рассматриваются как временные и жителями, и властями. В полной мере могут выполнять функции центров обслуживания только Кострома, для северо-западной части области – Галич, для центральной и восточной – Мантурово и Шарья. Отчасти таким центром может считаться Судиславль, расположенный на развилке дорог, и транспортный центр Буй. Для области с большой территорией этого мало.

В жилищной сфере Костромская область, как и многие регионы Центральной России, отличается в лучшую сторону повышенной жилищной обеспеченностью населения (25,1 кв. м на человека в 2010 г. при среднероссийском значении 22,6 кв. м на человека). Однако по объемам ввода жилья область – многолетний аутсайдер в ЦФО (наряду с проблемными Ивановской и Тульской областями), на 1000 населения в 2011 г. было введено 230 кв. м (в среднем по РФ – 436 кв. м). Жилищное строительство интенсивнее идет в более крупных городах и пригородных районах областного центра (рис. 15).

Рис. 15. Ввод в действие жилых домов в муниципалитетах Костромской области в среднем за 2008-2011 гг., кв. м на 1000 населения

В жилищном фонде области повышена доля ветхого и аварийного жилья (3,7%). Сельское жилье составляет более трети жилищного фонда, поэтому показатели благоустройства жилья низки, за исключением высокого уровня газификации (табл. 6). Внутрирегиональные различия объясняются урбанизированностью муниципалитетов и временем возникновения городов (молодой Волгореченск – самый благоустроенный в области).

Таблица 6. Благоустройство жилищного фонда в 2010 г.

Субъекты РФ

Доля площади (%), оборудованной

водопроводом

канализацией

центральным отоплением

газом

горячим водоснабжением

РФ

77,7

73,7

83,1

69,0

64,9

Московская область

81,6

79,5

86,2

69,3

73,9

Ярославская область

78,8

75,5

83,3

88,7

67,8

Кировская область

77,4

56,9

57,3

76,7

47,6

Ивановская область

66,2

66,1

80,9

88,0

58,1

Костромская область

70,8

62,1

65,1

87,4

46,0

Смоленская область

65,5

61,2

69,7

88,6

51,4

Тверская область

63,2

58,7

65,3

85,1

48,5

Портрет Костромской области получился не очень выразительным: область проблемная, но не самая худшая и депрессивная; все социальные отрасли недоразвиты, но тот же «диагноз» можно поставить половине соседних регионов; динамика развития позитивна, но очень умеренна – нужно вглядываться, чтобы увидеть плоды роста; внутренние контрасты очевидны, но Кострома не похожа на большой город-миллионник, ее лидерство относительно и проявляется не по всем показателям. Полу-аутсайдер, полусередина, полупериферия. Таких регионов в России много, и неопределенность перспектив их развития – одна из главных проблем развития всей страны.

Интегральные индексы. В рейтинге по индексу развития человеческого потенциала область занимала лишь 59-е место в 2006 г. (41-е – в 2002 г.), не выделяясь в лучшую сторону ни по одному из компонентов индекса. Невысоко и значение кризисного индекса качества жизни (56-е место в 2005 г.): наряду с низким доходом населения положение области ухудшали невысокий душевой ВРП и характерная для Нечерноземья пониженная продолжительность жизни. По рейтингу индекса инновативности за 2006 г. область имеет скромное место в конце шестого десятка из-за неразвитости городских поселений.


  
 
Новости | Об институте | Научные программы | Грантовая программа
Единый архив социологических данных | Публикации | Региональная программа | English