В начало
В начало
О программе
О программе

 
Тематические обзоры
Тематические обзоры

Типология регионов
Типология регионов

 
Портреты регионов
Портреты регионов

 
Интегральные
       индексы

Интегральные индексы
 
Грантовая программа
       в регионах

Грантовая программа в регионах
 

Независимый институт социальной политики


Социальный атлас российских регионов / Портреты регионов


Новгородская область

Социальные преимущества: расположение в инфраструктурном "коридоре" между двумя столичными агломерациями, выгодное для притока иностранных инвестиций; наличие экспортно ориентированного предприятия, обеспечивающего налоговые поступления в бюджет и более высокие заработки населения по сравнению с соседними регионами; историко-культурное наследие; относительно чистая и привлекательная природная среда.

Социальные проблемы: сильнейшая депопуляция и постарение населения; деградация сельской местности из-за длительного, в течение всего XX в., миграционного оттока в столичные агломерации Москвы и Санкт-Петербурга; мелкоселенность, усугубляющая социальные проблемы Нечерноземья; социальные последствия многолетнего миграционного оттока в виде худших показателей здоровья и долголетия, пониженного уровня образования населения области.


Расселение. Это самая маленькая область Европейской части РФ по численности населения, сильно пострадавшая в годы войны, а затем многие десятилетия отдававшая население в миграционном обмене с другими регионами и не сумевшая восстановить потери населения. В результате численность населения области по сравнению с 1920-ми годами сократилась почти вдвое, в том числе за 1989–2002 гг. — на 8%. Наибольшие темпы сокращения численности населения характерны для периферийных районов, в первую очередь за счет естественной убыли, поскольку все, кто могли, оттуда уже выехали. В последние десять лет ускорилась убыль населения и в относительно благополучных районах, расположенных вблизи основных транспортных путей — Окуловском и Валдайском, они за 1990-е годы потеряли более 10% населения. В маленькой по размерам и численности населения области, где живет менее 700 тыс. человек, и столица не относится к крупным городам. Население Великого Новгорода — одного из старейших городов страны — только 217 тыс. человек, по сравнению с концом 1980-х годов оно сократилось на 5%. Из областных центров в Европейской России меньше только Псков, а такую же численность населения имеют, например, Рыбинск, расположенный в Ярославской области, или относящийся к Москве Зеленоград.

Кроме Новгорода, в котором проживает около 30% населения области, есть еще 9 городов, из них два средние — Боровичи (59 тыс. человек) и Старая Русса (41 тыс. человек), остальные относятся к малым с населением менее 20 тыс. человек. Большинство малых городов тяготеют к основным железнодорожным веткам, проходящим через область: Москва — Санкт-Петербург (Чудово, Малая Вишера, Окуловка) и Бологое — Псков (Валдай, Сольцы). Транспортная функция таких городов, как правило, дополняется лесопромышленной специализацией. Но независимо от статуса, местоположения и экономических функций все города области депопулируют.

Уровень урбанизации в области немного ниже среднего по стране (71% в 2002 г.). Доля горожан продолжает медленно расти, однако это происходит не за счет роста самих городов, а за счет опережающего сокращения численности сельских жителей. Сельская местность Новгородской области, как и соседних Псковской и Тверской — одна из наиболее проблемных зон страны. Земельные угодья в Нечерноземье мозаичны, поля невелики по размеру, для их обработки исторически сложилась густая сеть небольших поселений. Со второй половины XX в. она разрушается, длительный миграционный отток из села еще в советское время привел к обезлюдению деревень области. Средний размер сельского поселения — около 40 жителей, среди которых преобладают пенсионеры. При слаборазвитой дорожной сети доступность базовых услуг для жителей малых поселений минимальна. Крупными считаются села с населением более 200 жителей, это, как правило, центральные усадьбы сельхозпредприятий, в которых есть основные учреждения обслуживания — школы, магазины и др. За пределами зоны обслуживания таких низовых центров живет пока еще значительная доля населения области, особенно в периферийных районах (рис. 1). Но сельские жители области уже давно "стягиваются" в более благоприятные места вблизи городов и основных транспортных коридоров. Там же концентрируется более 80% всех крупных сел области, выше людность сельских поселений (в среднем — 74 человека), а периферийная зона области продолжает утрачивать хозяйственные и селитебные функции.

Рис. 1. Доля населения, проживающего в населенных пунктах менее 200 чел. (А — все население, Б — сельское население без учета райцентров)

Такое размещение сельского населения ставит под вопрос перспективы развития главной отрасли — сельского хозяйства. Давно обострились и проблемы развития сельской социальной сферы, которая более затратна и не может выжить без значительной поддержки государства. В переходный период процесс концентрации и поляризации пространства — на относительно жизнеспособное и деградирующее — еще более усилился. На примере Новгородской области, как и соседних с ней областей Нечерноземья, мы можем наблюдать процесс "вторичного экономического опустынивания". Через такие же изменения в первой половине XX в. прошли северные регионы Швеции и Шотландии, сельское население которых покидало обжитые места и депопулировало. Позднее в этих районах изменились экономические функции, вместо аграрных они стали преимущественно рекреационными.

Демография. Новгородская область относится к регионам, в которых демографический кризис проявился раньше и в наибольшей степени, ускоряющее воздействие оказал длительный миграционный отток в крупнейшие города страны. Естественная убыль населения сформировалась еще в начале 1980-х годов, и к настоящему времени область входит в пятерку субъектов РФ с самой высокой убылью, уступая только Псковской, Тверской, Тульской и Ивановской областям. В этих регионах самый высокий коэффициент смертности дополняется низким показателем рождаемости (рис. 2). Внутриобластные демографические различия обусловлены центро-периферийным положением, в отдаленных сельских районах области смертность превышает рождаемость в 3 раза и более. В Великом Новгороде ситуация не намного лучше — естественная убыль лишь наполовину ниже среднеобластной.

Рис. 2. Общие коэффициенты рождаемости и смертности в регионах между Москвой и С.-Петербургом

Как и ее соседи по Нечерноземью, область имеет резко постаревшую возрастную структуру: доля населения старше трудоспособного возраста достигает 23% и внутри области колеблется от 19,5% в самом Новгороде до 31% в Любытинском районе (рис. 3). В сельской местности доля пожилого населения еще в конце 1980-х годов превысила 30%, а по данным переписи 2002 г. составила почти 32%. Демографическая нагрузка — одна из самых высоких в стране, и в перспективе она будет расти из-за дисбаланса между численностью уходящих на пенсию и гораздо меньшим "входом" молодежи в трудоспособный возраст, обусловленным длительно низкой рождаемостью. В сельской местности в 1989 г. на 1000 жителей трудоспособного возраста приходилось 1069 иждивенцев (детей и пожилых), по данным последней переписи в результате уменьшения в 1990-х гг. ожидаемой продолжительности жизни — 669 человек.

Рис. 3. Возрастная структура населения в городах и районах Новгородской области в 2002 г.

В переходный период Новгородская область, до этого отдававшая мигрантов в обмене с другими регионами, оказалась принимающей территорией. Поток стрессовых миграций, в основном из стран СНГ и северных регионов России, был ненамного меньше, чем в соседних Псковской и Тверской областях и столь же непродолжителен по времени (рис. 4). Особенно разителен контраст между устойчивостью притока мигрантов в зоны влияния крупных агломераций (Ленинградская область на рис. 4) и временным характером притока в другие области Северо-Запада, ограниченного периодом 1990-х годов. С переходом от стрессовых к экономически мотивированным миграциям все нестоличные области в "коридоре" между Москвой и Санкт-Петербургом оказались непривлекательными. Более того, в Псковской и Тверской областях уже начала восстанавливаться старая ситуация миграционного оттока, хотя Новгородская область пока еще "держится", сохраняя небольшое положительное миграционное сальдо. В целом область получила возможность немного улучшить демографическую ситуацию с помощью миграционного притока, но даже в лучшем 1994 г. он лишь на 77% компенсировал естественную убыль населения, никогда ее не перекрывая, а в последние годы вклад миграций стал минимальным, они покрывают около 10% естественной убыли.

Рис. 4. Динамика коэффициентов миграционного прироста в Новгородской области и соседних регионах

Экономика. Специализация экономики области сформировалась под воздействием ее географического положения: между Москвой и Санкт-Петербургом, а также между сырьевыми регионами Европейского Севера и западными районами бывшего СССР. Основу хозяйственного комплекса области составляют три отрасли — химическая промышленность, лесная и деревообрабатывающая и машиностроение, дополненные предприятиями пищевой промышленности. Химическое производство и отчасти лесозаготовки приобрели в 1990-е гг. экспортную ориентацию, остальные отрасли ориентированы на внутренний рынок.

Спад в промышленности области не отличался от среднего по стране, хотя и был менее сильным, чем в большинстве соседних регионов (рис. 5). Но по темпам роста Новгородская область опережает почти всех соседей и уступает только сверхуспешной Ленинградской области, местоположение которой намного более выгодно. В результате к концу 2003 г. в Новгородской области восстановлено 83% промышленного производства от уровня 1990 г., а в целом по стране — только две трети (67%). Причин более успешного экономического развития несколько, важнейшие из них — структура экономики и инвестиционная политика региональных властей.

Рис. 5. Динамика промышленного производства к 1990 г. (1990=100%)

Новгородская область имеет незначительный инвестиционный потенциал, единственным привлекательным фактором является ее транспортно-географическое положение. Но региональные власти подкрепили позитивную роль этого фактора улучшением инвестиционных условий: в области со второй половины 1990-х годов было введено льготное налогообложение, а в некоторых случаях и полное освобождение инвесторов от региональных и местных налогов, создана система "одного окна" при регистрации нового бизнеса, действует практика сопровождения инвестиционного проекта со стороны работников администрации. В результате удалось привлечь в область крупных зарубежных инвесторов. Однако по объему иностранных инвестиций в расчете на душу населения область так и не смогла закрепиться в группе лидеров, уступая более привлекательным субъектам РФ — крупнейшим городам, сырьевым и транзитным регионам. По сравнению с Ленинградской областью, прямые иностранные инвестиции на душу населения были в Новгородской области в 4 раза меньше (за 1999–2002 гг.), хотя она опережает все остальные области и республики Северо-Запада.

Состояние экономики области зависит от крупнейшего предприятия и основного налогоплательщика — ОАО "Акрон", которое дает 27% всей промышленной продукции области. Это химическое предприятие, производящее минеральные удобрения и работающее на газовом сырье, было создано еще в 1970-е годы, когда через территорию области прошел магистральный газопровод, соединивший Европейский Север с Западной Европой. В середине 1990-х годов "Акрон" оказался под контролем московского бизнеса и почти полностью переориентировался на мировой рынок, все последующие годы оставаясь наиболее устойчивым предприятием области. Во многом благодаря "Акрону" экономическая ситуация в Новгородской области лучше, чем у ее соседей — Псковской и Тверской областей, не имеющих экспортно ориентированных отраслей (табл. 1).

Таблица 1. Отраслевая структура промышленного производства в 2002 г., %

 

Электро-энергетика

Топливная

Метал-лургия

Химия и нефте-химия

Машино-строение

Лесная и дерево-обраба-тывающая

Легкая

Пищевая

Новгородская область

10,3

0,0

5,8

27,3

13,5

16,3

0,5

20,1

Псковская область

14,5

4,9

2,3

1,6

30,5

3,6

5,8

27,2

Тверская область

26,1

0,1

0,3

4,4

33,1

6,5

8,2

11,6

РФ

11,8

19,9

15,8

6,3

20,1

4,4

1,5

13,9

Равномерное размещение предприятий лесной отрасли связано с единственным природным ресурсом региона — лесом. В 1990-е гг. эта отрасль испытала серьезную структурную перестройку, в кризисе оказались крупные леспромхозы и лесоперерабатывающие предприятия советского типа. Им на смену приходят новые, более мобильные и узкоспециализированые предприятия, не отягощенные социальными обязательствами и сбросившие с баланса социальную инфраструктуру небольших поселков. Кроме ориентации на петербургского и московского потребителя, дополнительным стимулом развития этой отрасли стало увеличение поставок сырья в Финляндию.

Машиностроение представлено в основном трудоемкими отраслями — приборостроением и электроникой. Оно традиционно ориентировалось на крупнейших потребителей — Москву и Санкт-Петербург, в области было немало филиалов московских и ленинградских предприятий. Кризис 1990-х годов затронул эту отрасль сильнее всего, особенно филиалы столичных предприятий, которые первыми лишались заказов.

Пищевая промышленность лишь в середине 1990-х гг. стала отраслью специализации, благодаря появлению современных предприятий, построенных западными компаниями (новгородский "Дирол" и чудовское "Кэдберри"). Они использовали выгоды близости к рынкам сбыта столичных агломераций, дешевизну рабочей силы, но очень важную роль сыграла и активная политика привлечения инвесторов, которую проводила администрация области. При этом большинство старых пищевых предприятий выживают с трудом, молокоперерабатывающие заводы не только нуждаются в реконструкции, но и в условиях сокращения сырьевой базы испытывают острую конкуренцию со стороны аналогичных предприятий соседней Ленинградской области.

В области, как и во всей стране, в 1990-е годы усилилось внутрирегиональное экономическое неравенство. Безусловным лидером является Новгород, где расположен "Акрон", на долю областного центра приходится около 60% промышленного производства (рис. 6). Кроме того, выделяется относительно молодой промышленный центр Чудово, получивший в середине 1990-х гг. иностранные инвестиции. Старые промышленные центры или относительно стабильны, как Боровичи, имеющие более диверсифицированную структуру промышленности, или стагнируют, как Старая Русса, в которой ключевые позиции занимало ныне рухнувшее машиностроение.

Рис. 6. Доля отдельных городов в промышленном производстве Новгородской области в 2002 г.

В ряде районов вообще не осталось реально работающих промышленных предприятий, наиболее кризисны периферийные, не имеющие выхода к железным дорогам Батецкий, Поддорский, Маревский районы. В большинстве других промышленность представлена лишь лесной отраслью, причем ее первичными стадиями. Несмотря на то что основные инвестиции за пределами Новгорода и Чудово идут в эту отрасль, глубина лесопереработки невелика, производятся в основном полуфабрикаты для строительного комплекса Санкт-Петербурга и для экспорта. С лесоперерабатывающей отраслью и промышленностью строительных материалов связана и проблема пяти монопрофильных поселений, четыре (город Окуловка, поселки Демянск, Крестцы, Хвойная) из которых — райцентры.

Ситуация в сельском хозяйстве типична для Нечерноземья с его маргинальными природными условиями и очень низким качеством и трудовыми мотивациями сельского населения. Лишившись государственных дотаций, слабый и неконкурентоспособный в рыночных условиях агросектор всех нечерноземных областей "пошел ко дну". Посевные площади в Новгородской области по сравнению с 1990 г. сократились почти в 2 раза (в РФ — на 28%), в некоторых районах осталось менее 10% пашни, остальная зарастает лесом. Поголовье крупного рогатого скота уменьшилось почти в 4 раза (в целом по стране — в 2,2 раза). Сильный спад привел к сокращению сырьевой базы молоко- и мясопереработки: производство молока сократилось в 2,3 раза, мяса — в 2,7 раз. Основным ресурсом выживания в переходный период стала заготовка леса сельхозпредприятиями, при наличии устойчивого сбыта может быть рентабельным и производство молока. По сравнению с 1990 г. численность занятых в общественном агросекторе уменьшилась более чем на треть, в области преобладают мелкие сельхозпредприятия с числом занятых 30–90 человек, а иногда и 15 человек Но все же на фоне лесной промышленности, где произошло укрупнение и закрытие многих леспромхозов, агросектор как основная отрасль-работодатель в сельской местности сохранил больше предприятий, хотя среди них очень много "лежачих". Экономическая деградация основных отраслей сельской экономики лишила поддержки социальную инфраструктуру на селе, которая в советское время содержалась в основном предприятиями, а теперь живет только на бюджетные средства. Основными источниками дохода для сельского населения стали личное подсобное хозяйство и сбор дикоросов.

Разная глубина кризисного спада в промышленности и сельском хозяйстве привела к тому, что Новгородская область стала более индустриальной: на промышленность и строительство приходится больше половины ВРП, на сельское хозяйство — 10%. Сектор услуг, особенно рыночных, был и остается слаборазвитым: на транспорт, связь и торговую деятельность приходится только 18,6% ВРП Новгородской области, а в целом по всем регионам России их доля значительно выше — 28,4%.

Душевые показатели потребления услуг высвечивают социально-экономические изменения по городам и районам области. Сокращение объема оказанных услуг было максимальным в периферийных и кризисных районах, а также в пригородном Новгородском районе, население которого пользуется более качественными услугами в областном центре. Положительную динамику относительно среднеобластных показателей и по платным, и по бытовым услугам, и по розничному товарообороту имеют лишь областной центр Новгород и Валдайский район, расположенный на автомагистрали Москва — Санкт-Петербург (рис. 7). Этот район наращивает свою рекреационную функцию, добавив к статусным учреждениям отдыха, возникшим еще в советский период на берегах озер Валдайской возвышенности, растущую сеть дачных и коттеджных поселков московских застройщиков. Кроме того, очень много домов в сельской местности скупается под дачи, в районе смыкаются дальние дачные зоны двух федеральных городов, ориентированные на проживание в течение всего летнего сезона. Как показывают исследования Т.Г. Нефедовой, население Валдайского района в летний период увеличивается с 30 тыс. жителей (вместе с райцентром Валдай) до 100 тыс. Валдайский район — пока единственный в области, где быстро развиваются рекреационные функции малых городов и сельской местности, появились современные рыночные услуги в сфере рекреации. Этому способствовали старые "ядра" советских учреждений отдыха, в том числе высокостатусных, выгодное траспортное положение района, неплохие дороги, сеть которых была приведена в порядок в конце 1980-х годов, и, наконец, привлекательная природная среда со множеством озер. В других районах области большая часть необходимых условий для развития рекреации отсутствует, поэтому малые города и сельская местность остаются депрессивной зоной.

Рис. 7. Платные и бытовые услуги на душу населения в некоторых муниципальных образованиях по отношению к средней по области

Занятость и рынок труда. Несмотря на более старую возрастную структуру, городское население Новгородской области не менее экономически активно, чем все население страны (66%), различия заметны только для сельского населения, активность которого ниже (59%) из-за возрастных особенностей и проблем трудоустройства. По уровню образования занятых область отстает от страны в целом, 36% занятых не имеют профессионального образования (31% в среднем по РФ), только 18% получили высшее образование (23% в среднем по РФ). Как и в соседних областях вне зоны столичных агломераций, в Новгородской области более заметна проблема человеческого капитала.

Структура занятости по отраслям экономики отличается более высокой долей занятых в промышленности по сравнению с соседними регионами (табл. 2). В то же время занятость в торговле меньше среднероссийской, особенно сильно Новгородская область отстает от соседней Ленинградской. Отметим, что во всех областях "коридора" между двумя столичными агломерациями торговля недоразвита, как и занятость в этой отрасли, но такая же структурная особенность характерна для многих областей Нечерноземья, в которых нет крупных городов. Пониженная занятость в сельском хозяйстве по сравнению с соседями характеризует не столько состояние отрасли (в соседних регионах оно не лучше), сколько меньшие усилия областных властей по сохранению "лежачих" сельхозпредприятий.

Таблица 2. Структура занятых по отраслям экономики в 2002 г., %

 

Промышлен-ность

Сельское и лесное хозяйство

Строитель-ство

Транспорт и связь

Торговля

ЖКХ

Отрасли социальной сферы*

Новгородская область

27,0

11,4

5,3

6,5

14,4

6,8

18,5

Псковская область

20,1

18,0

6,8

8,5

13,2

5,0

18,4

Тверская область

25,2

14,8

6,6

6,8

15,0

5,0

17,5

Ленинградская область

25,5

12,3

9,4

6,9

18,2

5,6

18,6

РФ

22,2

12,2

7,6

7,7

16,6

4,9

17,8

* Здравоохранение, образование, культура и искусство, физическая культура.

Тенденции изменения занятости те же, что и в других регионах страны. Доля работающих в промышленности по сравнению с 1990 г. снизилась с 36 до 27%, а их численность — почти на 40%. Численность занятых в сельском и лесном хозяйстве сократилась на треть, в строительстве — почти в 4 раза, при этом почти вдвое выросла доля занятых в торговле. Как в большинстве регионов страны, в Новгородской области несколько увеличилась доля занятых в бюджетных отраслях, ставших второй после торговли нишей для работников, высвобождаемых из реального сектора. Однако занятость в малом бизнесе невелика — 8,8% при среднероссийских 11%.

Состояние рынка труда отражают показатели безработицы, и в этом отношении Новгородская область в последние годы заметно отличается от среднероссийской ситуации. Экономический рост позволил области "уйти" из группы средних регионов по уровню безработицы и стать одним из лидеров по темпам ее сокращения (рис. 8). Однако показатели области — не самые благополучные в стране, безработица в федеральных городах и отдельных регионах Центра и Поволжья еще ниже.

Рис. 8. Динамика общей безработицы по отдельным регионам

Социально-экономическое положение домохозяйств. По доходным характеристикам Новгородская область была в 1990-е годы ближе к группе относительно развитых регионов, если использовать для сравнения соотношение душевых денежных доходов населения и регионального прожиточного минимума. Но после дефолта и с введением нового закона о прожиточном минимуме ситуация изменилась, и область, несмотря на ускоренный рост производства в 2000-е годы, спустилась на уровень "середняков" по покупательной способности доходов населения. Отношение денежных доходов к прожиточному минимуму в 2002 г. составило только 180% против 210% в 1997 г., хотя в большинстве регионов страны спад реальных доходов населения был преодолен (рис. 9).

Рис. 9. Отношение душевых денежных доходов к прожиточному минимуму по субъектам Северо-Западного федерального округа

Причины такого ухудшения могут быть разными. Возможно, что в 1990-е годы в области использовался заниженный прожиточный минимум, а после перехода к новой методике расчета с 2000 г. он заметно вырос. Но все же более вероятной причиной отставания доходных показателей представляется неточный учет доходов населения области в годы до или после дефолта. Сравнение динамики основных экономических индикаторов Новгородской области и России в целом показывает, что опережающий рост промышленности, ВРП и заработной платы не приводили к адекватному повышению доходов населения области, что выглядит весьма странно (табл. 3). По данным официальной статистики, снижение доходов населения области после дефолта было менее сильным, чем в среднем по стране, но затем по неясным причинам они росли медленнее. К сожалению, достоверность оценок доходов жителей области за последние годы и результаты сопоставлений душевых денежных доходов с прожиточным минимумом вызывают сомнения. Но при всех неточностях статистики очевидно, что Новгородская область не входит в группу регионов с относительно высокими доходами населения и остается "середняком". При схожей стоимости жизни номинальная заработная плата в области лишь на 3–17% выше, чем в проблемных Псковской и Тверской областях, и на треть уступает Ленинградской области.

Таблица 3. Динамика основных экономических показателей в РФ и Новгородской области в сопоставимых ценах, % (1997 г. = 100%)

Показатели

 

1998 г.

1999 г.

2000 г.

2001 г.

2002 г.

Динамика ВРП

Новгородская область

106

113

116

130

 

РФ

94

99

109

116

 

Динамика промышленного производства

Новгородская область

105

121

130

154

166

РФ

95

105

118

124

129

Динамика реальной заработной платы

Новгородская область

90

75

85

100

121

РФ

87

68

82

99

114

Динамика реальных душевых денежных доходов

Новгородская область

98

80

85

93

99

РФ

84

74

84

92

102

За период экономического роста заметно изменилось соотношение заработной платы в разных отраслях экономики (табл. 4). Быстрее росли зарплаты в промышленности и лесном хозяйстве, частично ориентированных на экспорт и на потребителей за пределами области. Отрасли с самыми низкими заработками — сельское хозяйство и социальная сфера — за период экономического роста немного сократили отставание. Только в торговле легальные заработки устойчиво ниже средних по области, так как большая часть выплат по-прежнему находится "в тени".

Таблица 4. Дифференциация заработной платы по отраслям экономики

Отрасль

1990 г.

1996 г.

1999 г.

2002 г.

Всего в экономике

100

100

100

100

Промышленность

103

104

130

121

Сельское хозяйство

94

57

49

57

Лесное хозяйство

76

73

79

88

Строительство

120

118

124

117

Транспорт

111

116

115

100

Связь

80

111

119

118

Торговля и общественное питание

90

84

76

76

ЖКХ

70

124

86

82

Здравоохранение

73

81

67

79

Образование

69

68

58

70

Управление

118

134

121

113

Следствием отраслевых различий стала возросшая дифференциация заработной платы по муниципалитетам (рис. 10). Как и в других регионах страны, в относительном выигрыше оказался столичный город, его преимущества центра подкреплены наличием крупного экспортного предприятия "Акрон". Помимо Новгорода, выделяется динамично развивающийся город Чудово, где пищевое производство западных компаний дополняется инвестициями бизнес-группы "Новгородские лесопромышленники". Есть отдельные города, в которых заработки приблизились к среднеобластным (Боровичи и Парфино), но в большинстве районов они снизились относительно среднеобластного уровня, в периферийных районах — на треть. А это означает, что во втором десятилетии переходного периода центро-периферийные различия в доходах населения области стали измеряться не процентами, а разами.

Рис. 10. Отношение средней заработной платы по городам и районам к средней по области (средняя по области =100%)

Показатель уровня бедности привязан не только к доходам населения, но и к изменениям прожиточного минимума, поэтому он может содержать искажения. В Новгородской области доля населения с доходами ниже прожиточного минимума в худшем 1999 г. составляла 24%, а с принятием нового прожиточного минимума в 2000 г. возросла до 34% и затем почти не снижалась. В результате в 2002 г. доля бедных в области оказалась значительно выше средней по стране (32% против 25%) и сравнялась с показателями самого отсталого региона Северо-Запада — Псковской области (рис. 11). Трудно спорить, что в большинстве периферийных районов Новгородчины, сельскохозяйственных и лесопромышленных, бедность действительно широко распространена, но все же Великий Новгород и ряд других городов более жизнеспособны, чем города соседней Псковской области.

Рис. 11. Уровень бедности (доля населения с доходами ниже прожиточного минимума) по субъектам Северо-Западного округа

Социальная сфера. Если по экономическим характеристикам Новгородская область все же отличается в лучшую сторону от соседей, то социальные индикаторы показывают сходство проблем. Ожидаемая продолжительность жизни населения, как и на всем Северо-Западе, ниже средней по стране, и она сокращалась в последние годы быстрее. Область входит в число проблемных регионов России с крайне низкой ожидаемой продолжительностью жизни мужчин (54,9 лет в 2002 г. при 58,5 лет в среднем по РФ), обусловленной сверхсмертностью в трудоспособном возрасте. Устойчивый ареал критически низкого долголетия включает целую группу западных регионов Нечерноземья — Псковскую, Новгородскую, Ленинградскую, Тверскую и Смоленскую области (рис. 12). Причины такой локализации явно социальные: это регионы длительной депопуляции и миграционного оттока (кроме Ленинградской области), с наиболее постаревшим населением, преобладанием мельчайших деревень и небольших промышленных поселков при депрессивных предприятиях, неблагоустроенной средой обитания, сильнейшей алкоголизацией населения.

Рис. 12. Ожидаемая продолжительность жизни по отдельным субъектам РФ в "коридоре" Москва — С.-Петербург

В то же время показатели здоровья, менее подверженные негативному влиянию образа жизни, меняются в лучшую сторону, но позитивные тренды обусловлены в первую очередь объективными причинами. На фоне почти двукратного сокращения рождаемости быстро снижается младенческая смертность (с 18,3 в 1990 г. до 12,3 в 2002 г.), область вплотную приблизилась к регионам-лидерам. По сравнению с богатыми регионами менее распространены наркомания и СПИД. Заболеваемость туберкулезом несколько ниже среднероссийской, поскольку в области нет такой концентрации пенитенциарных учреждений и столь суровых климатических условий, как в Сибири.

Состояние системы здравоохранения заметной роли в этих позитивных процессах не играет. При слаборазвитых городских центрах область никогда не имела высокой обеспеченности врачами, хотя в последние годы показатель растет из-за депопуляции. Лучшая обеспеченность средним медперсоналом и больничными койками связана с системой расселения: для обслуживания жителей многочисленных мелких деревень в советское время была создана обширная сеть учреждений первичной помощи — фельдшерско-акушерских пунктов и участковых больниц. По мере сокращения численности сельского населения и исчезновения малых деревень эта сеть также сокращается, особенно быстро в последние годы, в связи с реформой здравоохранения. В результате стандартные показатели обеспеченности услугами здравоохранения в большинстве периферийных муниципалитетов ухудшились.

Развитие образования в Новгородской области имеет несколько особенностей. Во-первых, это пониженный уровень образования занятого и особенно взрослого населения из-за более старой возрастной структуры и отсутствия крупных образовательных центров в регионе. Во-вторых, в области без дополнительных инвестиций решается проблема второй смены в школах — доля учащихся, занимающихся во вторую смену, снизилась почти в два раза (до 8,5%) в результате падения рождаемости в 1990-е годы.

В-третьих, не совсем типична для современной России ситуация в высшем образовании. Хотя численность студентов вузов выросла за 1995–2002 гг. в 2,5 раза, быстрее чем в среднем по стране (2,1), высших учебных заведений в области всего два. Рост их числа сдерживается как объективными обстоятельствами — близостью Санкт-Петербурга и Москвы, притягивающих часть абитуриентов, так и субъективными — позицией областных властей. После создания в 1991 г. Новгородского госуниверситета большинство студенческих мест оказалось сконцентрировано в этой "суперструктуре", включившей в себя три вуза, академию, несколько общеуниверситетских кафедр и множества инфраструктурных подразделений. Создание такого университета вполне обоснованно аргументировалось необходимостью поддержки не только престижных, но всех классических и прикладных направлений высшего образования, а также экономией средств на содержание инфраструктуры. Кроме того, власти области хотели избавиться от унаследованной "филиальности" высшего образования (все высшие учебные заведения области создавались в послевоенные годы как филиалы ленинградских институтов), создав свой классический университет. Обратной стороной такой сверхконцентрации стало отсутствие конкуренции в сфере высшего образования. Единственной альтернативой НовГУ является областной филиал Северо-Западной академии госслужбы, а наиболее активная молодежь по-прежнему ориентируется на петербургские вузы.

Также преимущественно естественным путем растет и обеспеченность жильем — с 19 до 23 кв. м на человека за 1990–2002 гг. Этот рост в основном связан с естественной убылью и миграционным оттоком населения из периферийных районов, так как по вводу жилья на душу населения Новгородская область занимает место в шестом десятке регионов, отставая от среднероссийского уровня на 35–43%. При этом благоустройство жилищного фонда — одно из самых низких на Северо-Западе: канализацией, водопроводом и центральным отоплением обеспечено только 53–58% жилфонда, а в среднем по РФ — 70–75%. На Северо-Западе худшие показатели имеет только Псковская область. Проблема оплаты жилищно-коммунальных услуг решается в основном с помощью льгот, которые имеют 40% населения (в РФ — 34%), жилищные субсидии получают 13% семей, что также выше среднероссийского уровня (11,4%). Более значительный охват льготами и субсидиями связан не только с повышенной долей бедного населения, но и со спецификой возрастной структуры — большая часть пожилого населения попадает в категорию льготников, а семьи городских пенсионеров — в число получателей субсидий.

Интегральные индексы. Комплексные индексы, как и большинство отдельных характеристик, помещают Новгородскую область в середину рейтингового ряда. По индексу развития человеческого потенциала область в 2002 г. занимала 54 место, причем все компоненты индекса - доход, образование и особенно долголетие - были ниже среднероссийского уровня, их "сбалансированность" не обеспечивает каких-либо преимуществ для региона. Такое положение весьма устойчиво - в 1997 г. область была на 47 месте по ИРЧП. По кризисному индексу качества жизни и по большинству его компонентов регион также устойчиво входит в группу "середняков". Несмотря на относительно удачную попытку рекламы региона как "витрины реформ" в 1990-е годы, по индексу инновативности он близок к группе аутсайдеров -сказывается слабость собственного города-центра и влияние двух крупнейших городских агломераций, "отсасывающих" из региона и материальные, и лучшие людские ресурсы. Лишь по индексам демократизма, несмотря на противоречивые тенденции во внутрирегиональном политическом процессе, область устойчиво входит во вторую-третью десятку субъектов РФ.


  
 
Новости | Об институте | Научные программы | Грантовая программа
Единый архив социологических данных | Публикации | Региональная программа | English