В начало
В начало
О программе
О программе

 
Тематические обзоры
Тематические обзоры

Типология регионов
Типология регионов

 
Портреты регионов
Портреты регионов

 
Интегральные
       индексы

Интегральные индексы
 
Грантовая программа
       в регионах

Грантовая программа в регионах
 

Независимый институт социальной политики


Социальный атлас российских регионов / Портреты регионов


Новосибирская область

Социальный портрет региона обновлен на основе статистических данных, характеризующих его развитие до 2007-2008 гг.

Социальные преимущества концентрируются в крупнейшем городе Сибири, Новосибирск в период сильного экономического спада 1990-х гг. стал крупным перераспределительным центром полутеневого импорта (китайский ширпотреб, японские автомобили), что обеспечило рост занятости в малом бизнесе и секторе услуг; в период экономического роста ускорилось развитие города как центра услуг и пищевого импортозамещения, этому способствовал статус центра Сибирского федерального округа; уровень доходов выше учитываемого статистикой, среди муниципалитетов более благополучны пригородная зона и отчасти южные районы с лучшими условиями для сельского хозяйства, куда был направлен миграционный приток русскоязычного населения из Казахстана и Средней Азии в 1990-е гг.; сохранилась развитая сфера высшего образования, привлекающая на учебу молодежь из других регионов; население имеет более высокий уровень образования.

Социальные проблемы: из-за сильного промышленного спада и медленного выхода из кризиса, малочисленности предприятий экспортных отраслей произошел мощный переток занятых в сектор услуг, преимущественно в розничную торговлю рыночного типа, возросла занятость в малом бизнесе, обслуживающем потребности крупной агломерации, резко сократилась занятость в науке; массовый характер приобрела эмиграция – как «утечка мозгов», так и этническая сельская (российских немцев); большая роль неформального сектора в экономике искажает официальные показатели занятости и доходов, при этом оплата труда во всех легальных секторах экономики остается достаточно низкой, особенно в сельском хозяйстве, ярко выражена поляризация по доходу; сохраняется повышенный уровень бедности из-за более высокого по сравнению с соседними регионами прожиточного минимума; велики внутрирегиональные контрасты уровня и качества жизни населения агломерации и сельских районов области, а также южных (зерновых) и северных (таежных) сельских районов.


Расселение. Новосибирская область расположена на юге Западной Сибири, на оси Транссибирской железнодорожной магистрали, и входит в наиболее освоенную и заселенную зону Азиатской части России. Природные условия области относительно благоприятны для проживания и ведения сельского хозяйства по сравнению с остальной обширной территорией Сибири и Дальнего Востока. Как и в соседних Омской области и Алтайском крае, плотность населения в Новосибирской области составляет около 15 чел./кв. км, уступая только густонаселенной промышленной Кемеровской области.

Население области размещено по территории очень неравномерно, как и в большинстве восточных регионов России. Столица области г. Новосибирск – третий в стране по численности населения (1,390 млн чел.) и крупнейший город в Азиатской части России. В нем сосредоточено более половины всего населения или 70% городских жителей области. Благодаря концентрации населения в единственном крупном городе уровень урбанизации в области довольно высок (75%). Остальная часть горожан проживает в двух средних (Бердск – 94,6 тыс. чел. и Искитим – 64,1 тыс. чел.), 11 малых городах и 17 пгт, что отрицательно сказывается на качестве и доступности социальных услуг для населения. Схожая система расселения характерна и для соседней Омской области, Новосибирск и Омск не имеют городов-«конкурентов» в своих регионах.

К Новосибирску тяготеют средние города, расположенные в пределах одно-двух часовой доступности на востоке области, а западные и северные районы преимущественно сельские, в половине районов городских поселений нет вообще. Сельское население проживает большей частью в относительно крупных поселениях (500-2000 жителей). Сложившаяся в Новосибирской области система расселения – разделение на восточную часть с доминированием крупнейшего города и западную, преимущественно сельскую - способствует закреплению внутрирегиональных социальных различий.

Демография. Демографические проблемы и тренды в Новосибирской области, выраженные в показателях рождаемости (12,6 промилле в 2008 г.) и смертности (14,6 промилле) и их динамике, практически идентичны среднероссийским. Из-за естественной убыли численность населения области за 1990-е годы сократилась на 55 тыс. чел. Максимально депопулируют северные и северо-восточные подтаежные районы, в то время как в сельских южных и юго-западных районах темпы убыли в целом меньше. В городских поселениях-спутниках областного центра (г. Обь и р.п. Кольцово) и прилегающем к нему районе баланс рождаемости и смертности был близок к нулю (данные на 2006 г.).

Естественную убыль населения в значительной мере компенсировал, но все-таки не перекрыл полностью, миграционный приток русскоязычного населения из Казахстана и республик Средней Азии. В Новосибирской области он был наиболее массовым и продолжительным из всех регионов юга Западной Сибири, затронутых волной возвратных миграций в 1993-1998 гг. (рис. 1).
Рис. 1. Динамика коэффициента миграционного прироста (убыли) в Новосибирской области и
соседних регионах в 1993-2007 гг., на 10 тыс. чел.

Особенно интенсивный приток мигрантов отмечался в середине 1990-х гг., большинство оседало в селах пригородной зоны областного центра (Новосибирском, Ордынском, Коченевском районах) и прилегающих к ним районов, а также в небольших городах, входящих в агломерацию Новосибирска (Бердск, Обь, Искитим), где преимущества близкого соседства с областным центром сочетаются с меньшей стоимостью жизни. Кроме того, значительным был приток новых жителей во всех южных аграрных районах, пограничных с Казахстаном и Алтайским краем. Это районы с наиболее благоприятными природными условиями для ведения личного подсобного хозяйства, что позволяло переселенцам «выживать на земле».

К началу 2000-х годов ареал положительного сальдо миграций сузился до нескольких районов и городов, расположенных рядом с областным центром или на границе с Алтайским краем. Миграционные потери остальных районов связаны как с перераспределением населения внутри самой области (из экономически кризисных северных и западных районов в более благополучные южные и юго-восточные), так и с оттоком населения в регионы Европейской части страны и в дальнее зарубежье (в основном это российские немцы, эмигрирующие в Германию из сельской местности области). В целом тенденции последних лет свидетельствуют о том, что стрессовые миграции из Казахстана и Средней Азии завершились, но Новосибирская область пока сохраняет небольшой миграционный прирост благодаря преимуществам, которые дает наличие города-миллионника. «Омолаживающий» эффект, обычно свойственный регионам с мощным миграционным притоком, в Новосибирской области проявился слабо: на фоне соседних регионов область выделяется самой высокой долей населения старше трудоспособного возраста (21,1% в 2007 г.) и наименьшей долей детей (15,2% в 2007 г.). Возрастная структура населения городов и сельской местности различается по доле нетрудоспособных возрастов, но эти различия постепенно сглаживаются: среди сельских жителей быстрее, сокращается относительная численность детей (в 2007 г. – 18,3%) при стабильной доле пожилого населения из-за низкого долголетия. В городах доля пожилых продолжает расти за счет многочисленной когорты выходящих из трудоспособного возраста.

Миграционный приток не внес кардинальных изменений в национальный состав населения области, подавляющее большинство (93%) составляют русские. Наследие советского периода в этнической структуре Новосибирской области – проживание на ее территории немцев (1,7% населения в 2002 г.), депортированных в середине XX в. из Центральных областей и Поволжья в Сибирь и Казахстан. До начала 1990-х гг., когда стали действовать программы репатриации этнических немцев, их община была более многочисленной. Самые этнически смешанные районы расположены на юге области (Баганский, Карасукский, Краснозерский) и на западе (Чановский район), в них доля нерусского населения, в основном казахов, немцев и украинцев, достигает 18-24%.

Экономика. В переходный период в Новосибирской области сложился индустриально-аграрный тип хозяйства: при невысокой доле промышленности в структуре валового регионального продукта (21%) сельское хозяйство обеспечивало 7,5% ВРП области в 2007 г. (по ОКВЭД), что в 1,5 раза выше, чем в среднем по РФ. Кроме того, в 1990-е гг. в экономике области произошел структурный сдвиг в сторону сферы услуг. Наряду с федеральными городами, где условия для развития третичного сектора наиболее благоприятны, в Новосибирской области благодаря концентрации населения и экономической деятельности в единственном городе-миллионере также выросла доля сектора услуг в ВРП (61% в 2007 г.).

По объему ВРП Новосибирская область уступает всем соседним регионам, кроме более аграрного Алтайского края. Душевой ВРП, скорректированный на стоимость жизни в области, в 2007 г. составлял только 77% от среднероссийского уровня, в то время как в Томской области с ее ресурсно-экспортной направленностью экономики душевой показатель – на уровне среднего по России (сильно завышенного из-за показателей субъектов-лидеров: столицы и тюменских нефтегазовых округов). За 1998-2006 гг. объем ВРП Новосибирской области удвоился (в сопоставимых ценах); среди регионов Сибирского ФО такие же быстрые темпы экономического роста продемонстрировала только Омская область. Однако, кроме очевидных преимуществ агломерационного фактора, дополнительно сработал и эффект низкой базы (в этих областях показатели 1998 г. были относительно низкими из-за сильного кризисного спада). Данные статистики показывают, что несмотря на наличие одного из крупнейших городов страны, Новосибирская область пока не может претендовать на роль экономического лидера среди регионов юга Западной Сибири. Однако следует делать поправку на невысокую точность измерений ВРП области из-за значительной доли теневой экономики. За 1990-е гг. Новосибирск стал крупнейшим оптово-розничным центром на востоке страны, где разместились крупные рынки, торгующие полутеневой импортной продукцией из Китая, подержанными японскими автомобилями.

Основная причина экономического отставания – невыгодная преимущественно импортозамещающая специализация промышленности области, отсутствие значимых экспортных отраслей (табл. 1). В отличие от Кемеровской или Томской области, Новосибирская область небогата полезными ископаемыми, востребованными мировым рынком. В структуре промышленности преобладают отрасли внутреннего спроса – машиностроение и пищевая промышленность, на которые пришелся наибольший спад в 1990-е гг.

Таблица 1. Отраслевая структура промышленного производства регионов юга Западной Сибири в 2004 г., %

 

Машино-строение

Пищевая

Электро-энергетика

Цветная метал-лургия

Химия и нефте-химия

Черная метал-лургия

Топливная

Новосибирская область

21,4

22,6

19,2

8,2

4,8

4,1

2,5

Омская область

14,6

28,2

16,9

0

15,6

0,5

13,0

Томская область

12,6

6,1

6,1

8,9

7,3

0,1

52,8

Кемеровская область

5,1

2,9

11,1

2,0

2,9

42,3

31,0

Алтайский край

22,1

16,3

16,4

0,4

11,2

14,8

0,0

Такая специализация предопределила кризисную динамику промышленного производства (рис. 2). К 1998 г. в области оставалась только треть объема промышленной продукции от уровня 1990 г., в более кризисном положении на юге Западной Сибири оказалась только промышленность Алтайского края. Тяжелый продолжительный спад практически во всех отраслях сменился постепенным ростом только в 1999 г., когда сложились благоприятные условия для развития импортозамещающих отраслей – машиностроения и пищевой промышленности, составляющих основу промышленного производства области.

Новосибирская область – типичный пример депрессивно-промышленного региона, выигравшего от последствий финансового кризиса 1998 г. В начале 2000-х гг. ежегодные темпы постдефолтного восстановления в машиностроении составляли около 10% (от уровня предыдущего года). Из-за сильного спада в 1990-х гг. уровень промышленного производства в Новосибирской области достиг среднероссийского показателя только в 2008 г. благодаря ускоренным темпам роста в последние годы. Схожие стартовые позиции складывались в начале 2000-х гг. в Омской области и Алтайском крае, но различия в специализации промышленности привели к более быстрому росту одного региона и нарастающему отставанию другого по сравнению с Новосибирской областью.
Рис. 2. Динамика промышленного производства в Новосибирской области и
соседних регионах в 1996-2007 гг., % к 1990 г.

Экономический кризис, начавшийся в 2008 г., вносит свои негативные коррективы в динамику промышленного производства: в конце 2008 г. – начале 2009 г. максимальный спад составил 7-10% в месяц от соответствующего периода предыдущего года. Как и у ряда других регионов-«середняков», темпы промышленного спада в Новосибирской области довольно умеренные, поскольку советская машиностроительная специализация Новосибирска уже была подорвана кризисом 1990-х гг. и риски нового кризиса для региона меньше.

Внутренние различия в размещении производства в области очень велики. Новосибирск является одним из крупнейших промышленных центров Западной Сибири (за исключением Кузбасса), тогда как остальная территория области, лежащая за пределами столичной агломерации, в основном сельскохозяйственная. Для области характерна сверхвысокая концентрация промышленности в областном центре (рис. 3): в Новосибирске, производится почти три четверти всей промышленной продукции; следующий по значимости Новосибирский район производит только 5%, а города Искитим и Бердск вместе дают 4% промышленной продукции области. Вклад других отдельных городов и районов незначителен, промышленное производство в них распылено и представлено в основном предприятиями, перерабатывающими сельскохозяйственную продукцию.
Рис. 3. Вклад отдельных городов и районов в промышленное производство Новосибирской области в 2002 г.

Важную роль в экономике области играет сельское хозяйство, специализирующееся на производстве зерна и мясомолочном животноводстве. Новосибирская область входит в десятку крупнейших сельскохозяйственных производителей России, производя около 20% льноволокна (2-е место среди всех регионов) и 3% зерна (11-е место). В 1990-х гг. сельскохозяйственные производители Новосибирской области столкнулись с теми же проблемами, что и в большинстве регионов: нехватка кормов, сокращение поголовья скота. На аграрном юге и в пригородной зоне Новосибирска острота этих проблем была сглажена более благоприятными климатическими условиями для сельскохозяйственной деятельности или близостью емкого рынка сбыта продукции, а в северо-западных районах, расположенных в южно-таежной переходной зоне и вдали от крупных центров потребления, спад сельского хозяйства был максимальным.

Занятость. Реакцией регионального рынка труда на экономический кризис в регионе стало сокращение и без того невысокой экономической активности населения (с 64,6% в 1995 г. до 60,6% в 1997 г.). Кратковременный рост (до 65,8% в 2000 г.), обусловленный началом экономического подъема, вновь сменился спадом и восстановился только до 65,7% к 2007 г. (средняя по стране доля ЭАН выше – 67,1%). Колебания уровня занятости также отражают экономическую ситуацию в области: резкое падение с 66%-ной отметки в 1992 г. до 53,3% в 1999 г., а затем постепенный рост (до 61% в 2007 г.).

Динамика отраслевой структуры занятости в Новосибирской области демонстрирует те же тенденции, что и в целом по стране (табл. 2). Сильный спад промышленного производства, тяжелое положение многочисленных машиностроительных заводов и предприятий ВПК спровоцировали массовый отток занятых из промышленности. К 2004 г. промышленность по доле занятых уступила торговле, в которую переместилась значительная часть высвобождаемых работников. Но эти изменения затронули преимущественно областной центр и его пригороды, а в сельских районах при отсутствии альтернативных мест приложения труда сохранялась занятость в агросекторе.

Таблица 2. Отраслевая структура занятости в Новосибирской области (по ОКОНХ), % от общего числа занятых

 

Новосибирская область

РФ

1995 г.

2004 г.

2004 г.

Промышленность

24,4

17,7

21,5

Сельское хозяйство

13,0

12,5

10,4

Строительство

8,7

6,2

7,9

Транспорт и связь

9,3

8,6

8,0

Торговля, общепит

11,5

18,6

17,2

ЖКХ, бытовое обслуживание

4,6

4,1

4,8

Здравоохранение, образование, культура, наука

21,7

21,4

19,8

Другие отрасли

6,8

10,9

10,4

Значительный рост уровня общей безработицы в течение 1990-х гг. был обусловлен депрессивным состоянием ведущих отраслей экономики области, хотя на фоне Омской, Томской областей или Алтайского края показатели Новосибирской области не выделяются в худшую сторону, поскольку переток занятости в сектор услуг был очень значительным. Начавшийся в 1999 г. бурный постдефолтный рост экономики, благодаря которому напряженность на рынке труда стала спадать, в Новосибирской области в первые годы подъема проявился слабее, чем в соседних регионах и в стране в целом. Потенциала роста импортозамещающих отраслей оказалось недостаточно, чтобы вновь трудоустроить массу «избыточных» работников. Кроме того, в 1990-х гг. дополнительное давление на рынок труда оказывал приток мигрантов из Казахстана. В результате уровень безработицы снизился до среднероссийского только в середине 2000-х гг.: этому способствовали и продолжающийся подъем в промышленности, и развитие сферы рыночных услуг на фоне роста реальных доходов населения.
Рис. 4. Динамика уровня общей безработицы в Новосибирской области и соседних регионах в 1995-2007 гг., %

Социально-экономическое положение домохозяйств. На фоне своих соседей Новосибирская область имеет невысокое соотношение доходов и прожиточного минимума (рис. 5), опережая по этому показателю только Алтайский край, где более распространена низкооплачиваемая аграрная занятость. Это связано не только с более низкими доходами в сельской местности области, но и с недооценкой доходов занятых в неформальном секторе, особенно в торговле. По данным Росстата, среднедушевые доходы населения Новосибирской области в 2007 г. составляли 82% от средних по РФ, а по данным специального обследования РиДМиЖ (GGS), проведенного НИСП в 2007 г., – 109%. Еще одним индикатором недооценки доходов населения является более высокий прожиточный минимум (на 5% выше среднего по стране), хотя нужно также учитывать удорожание жизни в крупнейших городах и сильное расслоение по доходу. В целом за 1999-2007 гг. реальные денежные доходы населения росли быстрее (в 2,9 раза), чем в среднем по РФ (в 2,5 раза), сказались и более быстрый экономический рост, и эффект низкой базы.
Рис. 5. Соотношение душевых доходов и прожиточного минимума в Новосибирской области и соседних регионах, %

В Новосибирской области ярко проявляется внутрирегиональное неравенство доходов населения центра и периферии (рис. 6), обусловленное различиями в отраслевой оплате труда. Самая высокая средняя заработная плата у жителей регионального центра и его города-спутника Обь, на территории которого расположен аэропорт Толмачево. Также относительно высокие средние заработки и у работников из пригородных районов (за счет более высокой оплаты труда в адаптировавшемся к рынку сельском хозяйстве) и в Северном районе на границе с Томской областью, где ведется небольшая по объему добыча нефти. В целом область четко разделена на восток и запад: во всех восточных районах, особенно в прилегающих к региональной столице, оплата труда выше, чем на западе области, где основной сферой приложения труда является сельское хозяйство. За период экономического подъема разрыв в размерах средней заработной платы между муниципалитетами сократился. Хотя за 2002 г. имеются показатели по заработной плате на крупных и средних предприятиях, а за 2006 г. – по полному кругу предприятий (с дооценкой на малые предприятия), но тенденция выравнивания в целом очевидна, понятны и ее причины. За счет опережающего роста оплаты труда в бюджетном секторе «подтянулись» заработки в экономически слабых районах области, в то же время относительно «просели» заработки в наиболее высокооплачиваемом г. Обь (аэропорт Толмачево), т.к. повышение заработной платы занятых в частном бизнесе шло медленнее, как и в других регионах России. Контрасты уровня жизни в агломерации Новосибирска и в остальных муниципалитетах области проявляются также в душевом объеме платных услуг. В 2002 г. различия между областным центром и следующим за ним г. Бердском были трехкратными, а между областным центром и районами разрыв составлял от десяти до ста раз. И хотя к 2006 г. различия сократились до 30-кратной величины, они остаются очень высокими.
Рис. 6. Отношение средней заработной платы в некоторых городах и районах к средней по Новосибирской области, %
(в 1995 и 2002 гг. по крупным и средним предприятиям, в 2006 г. по полному кругу предприятий)

Проблема низкой оплаты труда занятых в агросекторе остается одной из важнейших социальных проблем в области. При опережающих темпах роста средней заработной платы в управлении и в науке за период 1995-2002 гг. (по ОКОНХ) и затем в середине 2000-х гг. заработная плата в сельском хозяйстве увеличивалась наиболее медленно, ее соотношение со средней зарплатой по области уменьшилось (в 2006 г. соотношение составляло только 38%). Только в 5 районах из 30 средняя заработная плата в сельском хозяйстве превышала 50% от средней по области (данные 2002 г.). Однако официальная статистика доходов не отражает реальное положение, она плохо учитывает скрытые заработки, распространенные в городах, и доходы от продажи продукции ЛПХ и другие неофициальные формы доходов в сельской местности.

Косвенным подтверждением может служить показатель обеспеченности населения легковыми автомобилями: в южных районах заработная плата в сельском хозяйстве – основной отрасли занятости населения – составляла от 30 до 50% от средней по области, однако жители этих районов имели наилучшую обеспеченность легковыми автомобилями наряду с жителями Новосибирского района и г. Обь, что противоречило тем низким доходам, которые фиксировала статистика (данные на 2002 г.).

Сохранение низкооплачиваемой занятости практически во всех секторах экономики стало основной причиной высокого уровня бедности населения на протяжении 1990-х и в начале 2000-х гг., хотя достоверность и этих показателей может быть поставлена под сомнение (рис. 7). Финансовый кризис, действительно, усугубил положение домохозяйств, балансирующих на грани бедности, но вряд ли в 1999 г. доля населения с доходами ниже прожиточного минимума превысила 60% жителей области. В данном случае мы видим результат накопленной многолетней ошибки измерений, которую крайне трудно исправить в регионе с высокой долей неформальной экономики. В начале 2000-х гг. уровень бедности снизился в полтора раза, но, несмотря на это, область все равно оставалась в ряду регионов с высокими показателями бедности. Схожую динамику демонстрирует Алтайский край, в котором, между прочим, есть те же искажающие факторы – плохо измеряемые доходы от личного подсобного хозяйства и приграничной «челночной» торговли. Но уровень жизни в крае, действительно, ниже по сравнению с урбанизированной Новосибирской областью. В 2007 г. доля малообеспеченного населения в регионе оставалась повышенной по сравнению со средней по стране (18,2 и 13,4%, соответственно), но на фоне депрессивных и слаборазвитых субъектов РФ, также имевшими высокие исходные показатели уровня бедности, улучшение ситуации в Новосибирской области гораздо более ощутимо.
Рис. 7. Изменение уровня бедности в Новосибирской области и регионах с высоким уровнем бедности, %

Социальная сфера. Показатели состояния здоровья населения области трудно оценить однозначно. Ожидаемая продолжительность жизни населения в Новосибирской области растет, но медленнее, чем в целом по стране, поэтому былая разница по долголетию (ОПЖ в области в среднем была на один год выше), уже утеряна. В течение 1990-х гг. в области оставалась пониженной младенческая смертность, улучшение стало заметным только в середине 2000-х гг. Область входит в десятку регионов-«лидеров» с наибольшей заболеваемостью туберкулезом (138 чел. на 100 тыс. населения), одной из причин стал массовый приток мигрантов, такие же тенденции роста заболеваемости имели большинство регионов, граничащих с Казахстаном. Относительно высокий показатель обеспеченности врачами (57,3 на 10 тыс. населения в 2007 г.), по которому область занимает 12-е место среди регионов РФ, достигается за счет Новосибирска, где этот показатель составляет 86,7 на 10 тыс. населения. В то же время в наиболее удаленных от центра Северном и Кыштовском районе квалифицированная медицинская помощь крайне труднодоступна: на 10 тыс. населения приходится 15-19 врачей (данные 2002 г.).

Ту же контрастную картину можно наблюдать в сфере высшего образования. Новосибирск как крупнейший в Азиатской части России центр науки и высшей школы притягивает и воспроизводит наиболее высокообразованную часть населения области. В пределах Новосибирской агломерации находятся многочисленные академические институты (РАН, РАМН и РАСХН), центры научных исследований и все 26 вузов области. Почти четверть городского населения в возрасте 15 лет и старше имеют высшее образование (за счет сверхконцентрации в областном центре). В то же время в сельской местности доля высокообразованных жителей составляет только 7%. Разный уровень образования и разные возможности его получения способствуют воспроизводству и закреплению неравенства в уровне и качестве жизни между региональным центром и остальной областью.

По общему числу государственных и негосударственных вузов Новосибирская область входит в первую десятков регионов страны, а по удельной численности студентов (648 на 10 тыс. жителей в 2007-2008 учебном году) уступает только двум федеральным городам и Томской области. В 1990-е гг. темпы роста численности студентов вузов значительно превосходили среднероссийские (рис. 8).
Рис. 8. Динамика численности студентов в 1995–2008 гг., на 10 тыс. чел.

Возможность получения качественного высшего образования привлекает в Новосибирск молодежь из других регионов Сибири и Дальнего Востока. Кроме того, область все годы после распада СССР получала очень важный для нее приток русской молодежи из Казахстана. Многие семьи, живущие в Казахстане, посылали детей на учебу в Россию, чтобы позднее, после их закрепления в России, переехать туда самим. Тем самым удавалось обходить бюрократические барьеры, воздвигавшиеся российскими миграционными службами для возвратных миграций, а также снизить финансовые издержки миграции всей семьи без надежных перспектив трудоустройства.

Обеспеченность жильем в Новосибирской области постепенно растет после 1990 г. (в 2007 г. на 1 жителя области приходилось 20,1 кв. м), но пока остается меньше, чем в других урбанизированных регионах Сибири с тем же уровнем экономического развития. Опережающие темпы жилищного строительства демонстрирует Новосибирск: доля областного центра во вводе жилья (почти три четверти) значительно превышает его долю в населении области. Из-за концентрации населения в крупнейшем городе с более комфортной средой проживания жилищный фонд Новосибирской области в целом более благоустроен, чем в соседней Омской области или Алтайском крае: канализацией и водопроводом оборудовано 70-76% жилья.

Новосибирская область постепенно переходит на систему адресной поддержки малоимущих семей: если в 2002 г. субсидии составляли менее трети от общей суммы субсидий и льгот, выделенных на оплату населением жилищно-коммунальных услуг, то в 2003 г. доля субсидий достигла 41%. В 2007 г. субсидиями на оплату ЖКУ пользовались около 16% домохозяйств области – это довольно высокий уровень охвата, как на фоне соседних регионов, так и по сравнению со среднероссийским показателем. (Более детальный анализ показывает, что, как правило, различия между регионами в отношении предоставления гражданам жилищных субсидий обусловлены не столько объективными факторами, сколько политикой региональных властей). Однако с ростом доходов населения и усилением процедур проверки нуждаемости охват населения этой формой адресной поддержки в Новосибирской области постепенно уменьшается.

На примере Новосибирска очень хорошо видны социальные проблемы и адаптационные стратегии населения крупнейших городов страны. Агломерационный эффект проявился в переходный период в ускоренном росте сервисной составляющей экономики крупнейших городов, малого бизнеса и занятости в нем, но в случае Новосибирска это сопровождалось наиболее тяжелой промышленной депрессией бывшего центра машиностроения ВПК, максимальным уходом экономической деятельности в «тень», а также снижением накопленного научного потенциала. В Сибири любым городам, в том числе и крупнейшим агломерациям, сложнее адаптироваться к новым условиям, если только рядом не добывается нефть.

Интегральные оценки. По индексу развития человеческого потенциала Новосибирская область находится в верхней части рейтинга (18-21-е места в 2004-2006 гг.), но постепенно ее позиции слабеют относительно других регионов. Невысокие доходные показатели компенсировались ранее преимуществами относительно высокого уровня образования и повышенного долголетия, но последнее из них утрачено. Напротив, в рейтинге индекса качества жизни Новосибирская область за 2002-2005 гг. заметно поднялась (из седьмого в четвертый десяток регионов) благодаря сохранению относительно благополучных показателей здоровья (ОПЖ, младенческая смертность), росту уровня доходов населения и существенному сокращению проблемы бедности. Благодаря высокой концентрации населения в региональной столице и развитой научной и образовательной сфере Новосибирская область имеет высокий индекс инновативности, уступая, однако, не только крупнейшим агломерациям, но и еще ряду регионов с городами-миллионниками. Как в долгосрочном (8-е место), так и в текущем рейтинге регионов (19-е место) по индексу демократичности область значится в числе ведущих регионов.



  1. Михеева А.Р. Брачно-семейные ориентации неофициальных супругов и перспективы трансформации института семьи.

  2. Бляхер Л.Е. Изменение поведения экономически активного населения в условиях кризиса. На примере мелких предпринимателей и самозанятых (Хабаровский край, Новосибирская область, С.-Петербург).

  3. Плюснин Ю.М. Динамика неадаптивных трансформаций экономического поведения и социальных ценностных установок населения провинциальной России (Республика Карелия, Республика Хакасия, Алтайский край, Архангельская, Мурманская, Псковская, Тверская, Костромская, Новосибирская, Томская, Иркутская области, Эвенкийский АО).

  4. Трефилов В.А. Анализ социальной напряженности в закрытых административных территориальных образованиях (ЗАТО) как необходимое условие обеспечения социальной защиты населения в ходе реформирования Вооруженных Сил (РВСН). (Пермская, Саратовская, Свердловская и Новосибирская области)

  5. Блам Ю.Ш. Адаптация жителей лесных поселков к новым условиям хозяйствования (Новосибирская и Кемеровская области).

  6. Сергиенко А.М. Экономическое поведение и социальные эксклюзии на сельском рынке труда (Алтайский край, Новосибирская область, Республика Алтай).

  7. Тапилина В.С. Здоровье и рабочее время: российские реалии конца 90-х годов.

  8. Шахнович Р.М. Влияние локального рынка труда на формирование спроса на труд в условиях экономического роста.



  
 
Новости | Об институте | Научные программы | Грантовая программа
Единый архив социологических данных | Публикации | Региональная программа | English