В начало
В начало
О программе
О программе

 
Тематические обзоры
Тематические обзоры

Типология регионов
Типология регионов

 
Портреты регионов
Портреты регионов

 
Интегральные
       индексы

Интегральные индексы
 
Грантовая программа
       в регионах

Грантовая программа в регионах
 

Независимый институт социальной политики


Социальный атлас российских регионов / Портреты регионов


Орловская область

Социальные преимущества: относительно благоприятные агроклиматические условия, более высокая плотность населения и освоенность региона, сглаженные отраслевые различия в оплате труда, низкий уровень безработицы, быстрое развитие высшей школы, в целом срединный уровень социально- экономического развития без резко выделяющихся на фоне других регионов социальных проблем.

Социальные проблемы: сильное постарение населения, особенно сельского, слабое развитие городской сети и низкий инновативный потенциал, обусловленный пониженным уровнем образования занятых, более медленный экономический рост, низкий уровень оплаты труда.


Орловская область была образована в 1937 г., а в современных границах – только после войны. До революции одноименная губерния протягивалась с запада на восток от Брянщины до современной Липецкой области. В историческом прошлом это граница Киевской и Северо-Восточной Руси, стратегически важное для торговли междуречье Днепра, Дона и Оки. До начала XVI в. земли, входившие в состав так называемых Верховских княжеств, были предметом спора между Русским государством и Литвой. Активная колонизация Орловщины началась лишь в конце XVI в., спустя почти столетие после формального присоединения этой неспокойной территории, соприкасающейся с просторами Дикого поля. Большинство городов области возникли в конце XVI–XVII вв. как укрепления для защиты южных рубежей Русского государства. Город Ливны был поставлен в месте слияния трех основных татарских шляхов “крымской стороны”.

В XVIII в., после того как Орловский край оказался в тылу ушедшей на юг русской колонизации, начинается его земледельческое освоение. Со времен Петра I местные земли раздаются в качестве пожалований за службу быстро растущему дворянскому сословию. Благодаря созданию крупных поместий Орловщина становится известной своими “дворянскими гнездами” — от владений молдавского господаря Кантемира, основавшего город Дмитровск-Орловский, до усадеб Тургенева и Фета.

В отличие от Подмосковья, где помещичья мануфактура стала одним из первых импульсов развития промышленности, на Орловщине этого не произошло. Во-первых, местное сельское хозяйство на одном из ближайших к Москве массивов чернозема было вполне конкурентоспособным, и помещики предпочитали оброку барщину и отработки. Отходничество было развито слабо, за исключением северо-запада области, менее плодородного и близкого к Мальцевскому “металлургическо-стекольному округу” на Брянщине. Во-вторых, в промышленном отношении Орловщина не могла конкурировать с расположенными ближе к Москве территориями с исторически развитыми подсобными промыслами. Единственное исключение — пеньковое и канатное производство, в которых преобладал военный заказ. Агроклиматические условия запада Орловщины идеально подходили для выращивания основного сырья для пеньки — конопли.

Аграрная специализация и усиливавшееся крепостничество не способствовали развитию городов. Только Орел, Мценск, Болхов и Ливны — бывшие крепости, расположенные на основных притоках Оки и Дона — постепенно превратились в торговые центры, отправлявшие хлеб в столицу и на экспорт через черноморские порты. Остальные города оставались местными центрами сельскохозяйственных районов с локальными торговыми и административными функциями. Они получили городской статус в ходе административной реформы XVIII в., параллельно с образованием Орловского наместничества.

Транзитное положение Орловщины определило ее развитие в период раннего капитализма. После прокладки в 1868 г. Московско-Курской железной дороги губерния превратилась в аграрную периферию Москвы и промышленного Центра. Из отраслей промышленности конкурентоспособными оказалась лишь заготовка и переработка собственного сельскохозяйственного сырья, в первую очередь хлеба, поставлявшегося в Москву или уходившего по “хлебовозной” Орловско-Рижской железной дороге на экспорт через балтийские порты.

Население оставалось преимущественно сельским, малоподвижным и неквалифицированным. Как и все области Черноземья, Орловщина испытывала аграрное перенаселение и оставалась сельскохозяйственной периферией Центра. Эта специфика повлияла на послевоенную советскую индустриализацию. В области размещались предприятия неметаллоемкого и трудоемкого, но не требовавшего кадров высокой квалификации машиностроения, ориентированного на местные трудовые ресурсы и на обеспечение продукцией Центра.

Природная особенность Орловщины — разнообразие ландшафтов, связанное с положением на границе юга лесной зоны, лесостепи и степи. Благоприятные агроклиматические условия, большой массив черноземных земель и высокая доля сельского хозяйства в ВРП сближают Орловскую область с Черноземьем. Структура появившейся в советский период промышленности и хозяйственные связи — с Центром. Поэтому область включалась в разные экономические районы: до начала 1960-х гг. — в Черноземный, а позднее, по мере развития промышленности — в Центральный.

Расселение. Орловская область относится к регионам со пониженным уровнем урбанизированности, доля горожан составляет лишь 64% (в среднем по РФ – 73%). Орел - единственный крупный город области, в нем живет почти 40% населения и эта доля постепенно растет из-за менее сильной депопуляции (табл. 1). Относительно стабильна численность населения двух средних городов: второго по величине г. Ливны, выполняющего роль субцентра восточной части области, и второго по экономическому значению г. Мценск, выдвинутого по направлению к Москве.

Таблица 1. Динамика численности населения Орловской области в 1989–2006 гг.

Время образо-вания города

Время получения статуса города

1989 г.

2002 г.

2006 г.

2002 г. к 1989 г.

2006 г. к 2002 г.

Тыс. чел.

%

%

Орловская область

890,6

860,3

833,8

96,6

96,9

Городское население

554,7

546,5

534,4

98,5

97,8

Сельское население

336,0

313,8

299,4

93,4

95,4

Сельское население*

339,1

313,8

299,4

92,5

95,4

г. Орел

1566

1708

336,9

333,3

325,9

98,9

97,8

г. Ливны

1571

1708

51,7

52,8

51,5

102,2

97,5

г. Мценск

1146

1778

48,4

47,8

46,1

98,8

96,5

г. Болхов

XIII в.

1778

13,1

12,1

12,2

92,9

100,7

г. Дмитровск-Орловский

1715

1782

7,0

6,5

6,2

93,1

96,0

г. Малоархангельск

XVII в.

1778

4,3

4,0

3,7

92,3

94,5

г. Новосиль

1155

1777

4,2

4,0

3,9

95,7

96,9

* С учетом пгт Отрадинский, ставшего сельским поселением.

Большинство малых городов — бывшие крупные села, в конце XVIII в. получившие городской статус и мало изменившиеся до сегодняшнего дня. В трех из них население меньше 7 тысяч человек (табл. 1). Среди районных центров преобладают поселки городского типа, некоторые из них (Нарышкино и Кромы) по численности жителей равны или превосходят малые города.

По плотности населения (34 чел. на кв км) Орловщина заметно уступает более урбанизированным регионам ЦФО, но по плотности сельского населения (12,3 чел. на кв. км) отстает лишь от более южных Белгородской и Воронежской областей, а также пристоличной Московской. Для Орловщины характерна относительно равномерная сеть сельских поселений, постепенно укрупняющихся с северо-запада на юго-восток, а также в пригородах Орла и Ливен. Из-за давней депопуляции средний размер сельского поселения невелик - около 100 человек в 2005 г..

Демографическая ситуация. Область относится к давно депопулирующим регионам, хотя по сравнению с другими областями ЦФО естественная убыль населения не так сильна (1% в год) из-за несколько меньшего коэффициента смертности (18,6 ‰ в 2005 г.) при столь же низкой рождаемости (8,6‰). Убыль росла все 1990-е годы и стабилизировалась в начале 2000-х гг.

Внутрирегиональные различия имеют центр-периферийный характер: в трех городах областного подчинения темпы убыли минимальны (менее -7‰), а в глубинных районах максимальны (свыше -15‰), коэффициент смертности в них достигает 25-29‰. Сильной депопуляцией отличаются также районы вдоль основных транзитных железных дорог (Мценский, Кромский, Троснянский), откуда более молодое население легче «вымывается» в Орел или Московский столичный регион (рис. 1).

Рис. 1. Общий коэффициент естественного прироста в 2005 г., на 1000 населения

Возрастная структура населения и ее динамика схожа с соседними областями ЦФО: доля детей сократилась за 1990-2005 гг. с 21 до 15%, а доля населения старше трудоспособного возраста сохраняется на уровне 23-24% из-за давно начавшегося постарения. Среди сельских жителей доля пожилых достигает 30% в том числе среди сельских женщин – 38%. Орловское село уже стало «домом престарелых».

Младенческая смертность на протяжении последних лет составляла 10-11 на тысячу родившихся, что несколько ниже среднероссийских показателей. Ожидаемая продолжительность жизни в 2000-е годы не росла и почти не отличается от среднероссийского уровня: 65 лет для всего населения и 58 лет для мужчин (2005 г.)

На протяжении 1990-х гг. Орловская область имела довольно высокий положительный миграционный прирост, превосходя большинство соседей в ЦФО, за исключением экономически более сильных Белгородской, Липецкой и Московской областей, а также южной Воронежской. Однако миграции только в самом начале 1990-х гг. компенсировали естественную убыль населения. В 2000-х гг. сальдо миграции резко уменьшилось, а в областном центре даже приблизилось к нулю. Миграционный отток сформировался в периферийных районах и «выдвинутом» по направлению к Москве Мценском. Положительное сальдо миграций сохраняется в пригородных районах, а также в группе небольших по размеру северо-восточных районов (Корсаковский, Краснозоренский, Краснодеревянковский), которые в предыдущее десятилетие были центрами расселения мигрантов из республик бывшего СССР и все еще принимают переселенцев (рис. 2).

Рис. 2. Среднегодовой коэффициент миграций в 2000-2004 гг., на 10000 населения

Экономика. По величине душевого ВРП (60,9 тыс. руб. в 2004 г.) область входит в число «середняков», уступая в ЦФО более индустриально развитым областям - Липецкой, Ярославской, Московской, Белгородской, и опережая старопромышленные регионы, не преодолевшие экономический спад. Индустриально-аграрный характер экономики области показывает самая высокая в ЦФО доля сельского хозяйства в ВРП - 16,9% в 2004 г. Специализация на отраслях АПК оказалась проблемной в переходный период, темпы роста ВПР Орловской области за годы экономического подъема (1998-2004 гг.) были ниже средних по российским регионам - 142 и 151% соответственно.

Не преодолен сильнейший спад 1990-х гг. в машиностроении и перерабатывающих отраслях АПК, поэтому объем промышленного производства области в сопоставимых ценах достиг в 2006 г. только 68% от уровня 1990 г., а в среднем по России – 77% (рис. 3). Орловская область отстает от большинства соседних регионов, опережая только депрессивные Брянскую и Воронежскую области, хотя в последние два года темпы роста промышленного производства выросли.

Рис. 3. Динамика промышленного производства в областях Центра (1990 г. = 100%)

Основные отрасли промышленности — машиностроение (30% объема производства), пищевая промышленность (более 25% с мукомольной) и промышленность строительных материалов (13%). Машиностроение пока не вышло из кризиса. Кроме Орла, где сосредоточена большая часть предприятий, отдельные заводы есть в Ливнах и Мценске, а также в малых городах. Передельная черная металлургия (7%) возникла во второй половине ХХ века благодаря удобному транспортному положению. Положение в этой отрасли, переориентировавшейся в 1990-е годы на экспорт, существенно лучше: ОАО "Орловский сталепрокатный завод" (ОСПАЗ) сейчас принадлежит «Северстали», что обеспечило гарантированные поставки сырья и сбыт продукции при умеренных инвестициях. Алюминиевый завод в Мценске, возникший как филиал московского “ЗИЛа” и работающий на цветном ломе, также вошел в крупный московский холдинг.

Более 60% промышленной продукции приходится на Орел (рис. 4), за ним следуют Ливны (машиностроение и пищевая промышленность) и Мценск (машиностроение и завод вторичного алюминия). Остальные промышленные центры невелики по размеру и в основном перерабатывают сельскохозяйственную продукцию. Среди них выделяется Верховье с крупным молочно-консервным заводом.

Рис. 4. Доля городов и районов в промышленном производстве Орловской области, %

Меняется экономическая ситуация и структура собственности в АПК. В 1990-е гг. власти области пытались сохранить сельхозпредприятия и переработку, объединив их в агрохолдинг “Орловская нива”. Он выполнял функции внешнего управления для многих нерентабельных производств и обеспечивал контроль регональных властей в отрасли. Однако холдинг не решил проблемы модернизации АПК: поддерживая отстающих, он обескровливал потенциальных лидеров. В результате «Орловская нива» распалась на ряд холдингов, группирующихся вокруг жизнеспособных предприятий переработки. Так, в сахарной промышленности перерабатывающие предприятия взяли под контроль свеклосеющие хозяйства в пределах своей сырьевой зоны тяготения. Кроме того, в последние годы резко усилилась экспансия крупных московских компаний в АПК, возросли инвестиции в свиноводство и птицеводство, сахарную, консервную промышленность и другие отрасли сельхозпереработки.

Концентрация производства сельскохозяйственной продукции не столь велика, как в промышленности области, но лидеры те же — пригородные хозяйства Орловского, Ливенского и Мценского районов (рис. 5). Они дополняются районами черноземного, сахаропроизводящего юго-востока области, имеющего более благоприятные агроклиматические условия.

Рис. 5. Доля отдельных районов в сельскохозяйственном производстве Орловской области, %

Душевые инвестиции в основной капитал в Орловской области вдвое ниже среднероссийских (суммарно за 2000-2005 гг.). Но это средний уровень для областей Центральной России, не имеющих экспортно-сырьевых ресурсов, крупных агломераций и поэтому не слишком привлекательных для инвесторов. Внутри области инвестиции концентрируются в Орле и Орловском районе (более 2/3 инвестиций в 2005 г.), а на Мценск и Ливны приходилось менее 3%.

Экономическое развитие области в переходный период показало, что даже при очень весомой политической поддержке объективные барьеры развития велики. Более жизнеспособными оказались сектора экономики, которые производят востребованную мировым рынком продукцию (метизы) или развиваются на основе естественных преимуществ (АПК), хотя реструктуризация агрокомплекса еще далека от завершения. Замедляющим фактором развития остается отсутствие крупных агломераций и преимущественно традиционный уклад жизни населения, выживающего за счет ЛПХ.

Занятость и рынок труда. «Срединное» положение Орловской области отражается и в состоянии ее рынка труда. Уровень экономической активности населения не отличается от среднеросийского (64-65%). Как и в большинстве регионов России, численность экономически активного населения области была максимальной в начале 2000-х годов из-за демографической волны, а с 2005 г. начала сокращаться.

Трансформация структуры занятости также в основном совпадает с общеросийскими тенденциями. За 1990-2004 гг. произошло почти двоекратное снижение численности и на треть - доли занятых в промышленности. Еще более сильным был спад в строительстве. Динамика аграрной занятости схожа с другими регионами юга России: численность занятых в сельском хозяйстве росла до 2000 г. и только в текущем десятилетии начала сокращаться, пока незначительно (табл. 2). Доля занятых в агросекторе области вдвое превышает среднюю по стране. Причинами сохранения высокой аграрной занятости стали приток мигрантов в село, низкая мобильность сельского населения, отсутствие альтернативных мест приложения труда. А платой за такое сохранение – низкие заработки в отрасли. Орловская область схожа с другими регионами и по масштабам перетока занятости в торговлю, численность занятых в этой отрасли выросла вдвое. Еще одна общая тенденция - рост занятости в отраслях социальной сферы, особенно в здравоохранении; в образовании этого не произошло из-за сокращение числа школ и учащихся. Как и всюду, ускоренными темпами росла занятость в управлении, хотя доля занятых не выше к средней по стране. Единственное заметное отличие Орловской области от других регионов - более значительный рост занятости в ЖКХ, что усиливает неэффективность этого сектора экономики.

Таблица 2. Динамика и структура занятости населения Орловской области

Среднегодовая численность занятых

Доля в численности занятых в экономике

РФ

1990 г.

2000 г.

2004 г.

2004 к 1990

1990 г.

1995 г.

2000 г.

2004 г.

2004 г.

тыс. чел

%

%

%

Занято в экономике, всего

473,8

420

414,5

87

100

100

100

100

100

Промышленность

148,1

93,3

86,6

58

31,3

23,9

22,2

20,9

21,5

Сельское хозяйство и лесное хозяйство

98,3

91,8

81,1

83

20,7

22,6

21,9

19,6

10,4

Строительство

57,9

28,5

25,2

44

12,2

9,6

6,8

6,1

7,9

Транспорт и связь

30,4

28,3

25,6

84

6,4

6,6

6,7

6,2

8,0

Оптовая и розничная торговля, общественное питание и заготовки

33,4

53

66,1

198

7,0

9,6

12,6

15,9

17,2

ЖКХ

15,3

16,6

18,8

123

3,2

4,0

4,0

4,5

4,8

Здравоохранение и физическая культура и социальное обеспечение

23,2

27,5

26,2

113

4,9

7,0

6,5

6,3

7,1

Образование, культура и искусство

46,8

36,8

37,8

81

9,9

8,4

8,8

9,1

10,9

Управление

11,6

19,2

19,7

170

2,4

2,7

4,6

4,8

4,8

Прочие отрасли

8,8

25

27,3

310

1,9

5,5

6,0

6,6

7,4

Переток занятости из промышленности в торговлю и социальную сферу позволил избежать массовой безработицы в 1990-е годы, на селе же незанятость носила скрытый характер. После кризиса 1998 г. уровень безработицы (по методологии МОТ) в Орловской области сократился быстрее, чем других областях Центральной России, а в последние два года снизился до 6% (рис. 6). Все годы экономического роста уровень безработицы в области был ниже среднего по стране, аналогичная ситуация и в других регионах Черноземного Центра, хотя их трудно назвать экономически благополучными. Скорее всего, показатели безработицы минимизируются значительной самозанятостью в ЛПХ, а также снижением предложения рабочей силы из-за сильного постарения и депопуляции.

Рис. 6. Уровень безработицы по МОТ, %

Зарегистрированная безработица – еще менее достоверный показатель. Она имеет противоположную динамику: за 2000-2004 гг. уровень безработицы вырос с 0,9 до 2,5%, т.е. в 2,5 раза, на фоне двукратного роста в целом по РФ. Заметное снижение показателя в 2005 г. до 1,9% (в среднем по РФ-2,5%), видимо, связано с ужесточением порядка регистрации безработных. Зарегистрированная безработица не отражает реального уровня незанятости, но этот показатель пригоден для оценки различий по муниципалитетам. Проблемными зонами остаются периферийные Сосковский, Колпнянский, Должанский, Краснозоренский, Новодеревянковский, Шаблыкинский, районы, где уровень зарегистрированной безработицы достигал в 2004 г. 4-7%. Для сельских районов, особенно западной и северной части, характерна скрытая безработица и неполная занятость.

Социально-экономическое положение домохозяйств. Номинальные душевые денежные доходы населения Орловской области составляли в 2006 г. только 63% от среднероссийских. Для сопоставления уровня жизни в регионах необходимо корректировать доходы населения на стоимость жизни – величину прожиточного минимума или коэффициент стоимости фиксированного набора товаров и услуг. Это корректировка выигрышна для Орловской области, которая относится к «дешевым» регионам – стоимость жизни составляет только 80-83% от средней по РФ. В результате по покупательной способности доходов (соотношению душевых доходов и прожиточного минимума) отставание области меньше - примерно 25-30% от среднего показателя по России за последние годы (рис. 7). Однако это отставание нарастет - рост покупательной способности доходов в области был одним из самых низких среди регионов ЦФО, что может объясняться более медленными темпами экономического роста.

Рис. 7. Отношение душевых денежных доходов к прожиточному минимуму в регионах ЦФО, %

В структуре доходов населения ведущую роль играет заработная плата, но ее доля (61% с дооценкой на скрытую оплату труда) ниже средней по стране (67%). Повышена доля социальных выплат населению - 19% доходов из-за высокой доли пенсионеров (в среднем по РФ – 13%). Как и в других регионах с низкой стоимостью жизни, средняя пенсия в Орловской области существенно превышает прожиточный минимум пенсионера – почти на 25%. В результате риск бедности для пенсионеров ниже, чем в большинстве регионов страны. Но этот риск остается значительным для семей занятых из-за низкого уровня оплаты труда.

Отраслевое неравенство заработной платы в Орловской области более сглаженное по сравнению с соседними областями (табл. 3). Заработки в промышленности только на 9% превышают среднюю зарплату по области из-за проблем развития данной отрасли. Агросектор и отрасли социальной сферы отстают от средних заработков по области менее сильно, чем в среднем по регионам России, поскольку уровень оплаты труда в Орловской области невысок. Выделяются только три относительно высокооплачиваемых сектора – финансы, транспорт и управление. В таблице 3 области Центра расположены по убыванию их душевого ВРП, что позволяет проследить типичную для российских регионов зависимость – чем слабее экономика, тем сильнее отрыв заработной платы управленцев и занятых в финансовом секторе от средней по данному региону.

Таблица 3. Отношение заработной платы в отраслях экономики к средней по области, %

Промыш-ленность

Сельское хозяйство

Транс-порт

Торго-вля

Здравоох-ранение

Образо-вание

Финан-сы

Управ-ление

РФ

117

41

141

72

70

62

247

118

Липецкая область

132

64

131

73

68

57

207

125

Белгородская область

145

65

120

73

60

56

208

121

Курская область

155

45

128

70

61

62

207

129

Калужская область

114

57

130

74

75

70

192

123

Орловская область

109

56

148

86

77

72

232

147

Брянская область

106

48

171

72

71

69

238

142

Муниципалитеты Орловской области слабо различаются по уровню заработной платы, выделяется только областной центр (рис. 8). Показательно, как быстро исчерпал себя постдефолтный рост экономики в центрах второго порядка – Ливнах и Мценске, к 2005 г. заработная плата в них оказалась ниже средней по области, хотя в 2000 г. превышала среднюю, хотя и несущественно. Как и всюду в России, среди сельских районов заработки выше в пригородных (Орловском и Мценском), а также в районах с более развитыми перерабатывающими предприятиями АПК. Самые низкие заработки – в периферийных сельских районах юго-запада области.

Рис. 8. Отношение среднемесячной начисленной заработной платы к средней по области, %

Несмотря на сглаженные различия в заработной плате, неравенство по доходам в Орловской области выше, чем в большинстве областей Центра, – 11,6 раз в 2005 г. Но следует учитывать, что точность измерения неравенства в регионах относительна из-за небольшой выборки обследуемых домохозяйств. Главной причиной сохранения повышенного уровня бедности в области остаются низкие доходы населения, даже при невысоком прожиточном минимуме. Хотя уровень бедности сократился за 2000-2005 гг. с 41 до 25%, Орловская область по-прежнему отстает от большинства регионов Центра (рис. 9), хуже ситуация только в депрессивных областях Нечерноземья — Ивановской, Владимирской, Костромской. Без существенного роста доходов в Орловской области проблема бедности трудно разрешима.

Рис. 9. Уровень бедности в регионах ЦФО, %

Образование, здравоохранение, ЖКХ. В регионах с сильно постаревшим населением статистические индикаторы обеспеченности услугами всегда выше, т.к. сокращение сети не успевает за депопуляцией. Однако в областях Черноземья сеть учреждений в советское время была недоразвитой и депопуляция «довела» показатели обеспеченности массовыми услугами до среднего уровня. Однако при средней обеспеченности больничными койками (117 на 10 тыс. чел при 111 по РФ) и амбулаторно-поликлиническими учреждениями, средним медицинским персоналом, Орловская область занимает только 69 место среди регионов РФ по числу врачей в расчете на 10 000 населения. Сказывается отсутствие крупных городов и слаборазвитость специализированных медицинских центров.

Доступность услуг общего образования также выросла в основном за счет постарения и депопуляции. Доля детей, занимающихся во вторую смену (13%), немного ниже среднероссийской (15%), и только в городах с более молодой возрастной структурой она велика: в Ливнах - более 40%, в Орле — более 20%. Менее остро стоит проблема доступности детских дошкольных учреждений (ДДУ) – если в среднем по стране число детей дошкольного возраста уже почти сравнялось с числом мест в ДДУ (95%), и в городах растут очереди в детские сады, то в Орловской области это соотношение заметно меньше – 83%.

Профессиональное образование – более успешно развивающаяся сфера, причем в двух «полярных» видах. После спада в 1990-е гг. стабилизировался охват начальным профессиональным образованием, хотя в большинстве регионов страны спад продолжается. Орловская область наряду с Костромской лидирует по показателю охвата начальным профессиональным образованием в ЦФО и почти на треть превышает средний уровень по РФ (соответственно 134 и 105 на 10 тыс. населения). Сеть средних специальных учебных заведений постепенно сокращается, численность учащихся в них не изменилась с 1990 г., т.к. выпускники школ переориентировались на получение высшего образования. Как и в других регионах, которые не были крупными вузовскими центрами, в Орловской области бурно развивается высшее образование. С 1990 г. число вузов выросло с 2 до 8, к ним добавляется филиальная сеть 7 вузов; почти все областные вузы - государственные (7 из 8). За 1990-2005 гг. прием студентов в вузы вырос в 3,3 раза (в среднем по РФ – в 2,8 раз) и превысил численность выпускников школ. В результате по численности студентов на 10 тыс. населения Орловская область теперь занимает 11 место в РФ. Несмотря на низкие доходы населения, около половины студентов обучаются на платной основе.

По обеспеченности жильем (21,9 кв.м. на чел.) область незначительно отстает от еще сильнее депопулирующих областей ЦФО, а по уровню благоустройства жилищного фонда занимает промежуточное положение между областями Черноземной зоны и более урбанизированными Ярославской и Тульской. Орловская область входит в число лидеров по уровню газификации (90%), эта программа курировалась губернатором в бытность его главой Совета Федерации.

Меньшее внимание уделяется поддержке малообеспеченных семей в сфере оплаты услуг ЖКХ. В 2002-2005 гг. доля семей, получающих жилищные субсидии, не превышала 6% всех семей области, хотя в тот же период доходы ниже прожиточного минимума имели более четверти жителей области. Отчасти это связано с концентрацией бедных домохозяйств в сельской местности, где понижена доля благоустроенного жилфонда. С другой стороны, так проявляются приоритеты региональных властей, которые предпочитают поддерживать население с помощью льгот, а не выплат субсидий.

Рис. 10. Доля семей, получающих жилищную субсидию, %

Приоритеты социальной политики властей Орловской области еще более заметны, если сравнить структуру бюджетных расходов со средней по субъектам РФ (табл. 4). Главные областные приоритеты – образование и социальная политика, доля расходов на эти отрасли в структуре расходов бюджетов на 25-50% выше средней по регионам РФ. При этом в 2006 г. две трети расходов собственно на социальную политику (10,1%) пошло на выплаты различных пособий населению.

Таблица 4. Структура расходов консолидированного бюджета Орловской области, %

 

Год

Образо-вание

Здравоох-ранение и спорт

Культура и СМИ

Социальная политика

Всего социальные расходы

ЖКХ

Орловская область

2005

29,8

16,6

4,0

13,9

64,1

4,6

В среднем по субъектам РФ

2005

21,3

15,8

3,6

11,4

52,0

15,6

Орловская область

2006

32,3

16,6

3,9

15,7

68,4

4,5

В среднем по субъектам РФ

2006

22,1

16,4

3,6

11,7

53,9

15,8

В результате Орловская область остается срединным регионом с ограниченными возможностями роста и невысоким потенциалом инновативности из-за отсутствия крупных городов и сохранением индустриально-аграрной структуры экономики. Даже длительное нахождение ее руководителя на вершине федеральной власти не обеспечило области устойчивых преимуществ развития, но закрепило систему патерналистского контроля в экономической и социальной сфере.

Интегральные индексы. Позиции области в разных рейтингах заметно различаются. Лучшая позиция за счет более высоких частных индексов образования и долголетия — в индексе ИРЧП (21 место в 2004 г., хотя в 2003 г. было еще 14). В рейтинге кризисного индекса качества жизни тенденция аналогичная: с 30 места 2002 г. регион опустился на 45 в 2005 г. По индексу инновативности Орловщина находится на 29 месте, по демократичности, в силу особенностей регионального политического режима, – на 69 месте.


  
 
Новости | Об институте | Научные программы | Грантовая программа
Единый архив социологических данных | Публикации | Региональная программа | English