В начало
В начало
О программе
О программе

 
Тематические обзоры
Тематические обзоры

Типология регионов
Типология регионов

 
Портреты регионов
Портреты регионов

 
Интегральные
       индексы

Интегральные индексы
 
Грантовая программа
       в регионах

Грантовая программа в регионах
 

Независимый институт социальной политики


Социальный атлас российских регионов / Портреты регионов


Пермский край

Социальный портрет обновлен с использованием данных, характеризующих социально-экономическое развитие региона до 2010 г.
Объединение Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа в Пермский край в 2005 г. положило начало реформы административно-территориального деления РФ по укрупнению регионов. Утратив самостоятельность, Коми-Пермяцкий округ, как и другие слаборазвитые автономные округа, последовавшие по этому пути, стал административно-территориальной единицей Пермского края с особым статусом. В обновленном портрете этого региона статистические данные приводятся в целом по краю, показатели Коми-Пермяцкого округа выделяются только при рассмотрении внутрирегиональных различий.

Социальные преимущества: более высокие среднедушевые доходы населения благодаря экспортно-ресурсной ориентации экономики; город-"миллионер", оказывающий модернизирующее воздействие на весь регион; наличие нескольких центров экономического роста (городов и районов) с экспортными отраслями, что делает центро-периферийное неравенство многополярным, а социальный ландшафт — более мозаичным; интенсивное развитие высшей школы при сохранении системы средней и начальной профессиональной подготовки; сильная региональная политика и ускоренное реформирование социальной сферы.

Социальные проблемы: сильные внутрирегиональные различия экономики и рынков труда, типичные для индустриальных регионов с преобладанием монофункциональных городов, имеющих отрасли разной конкурентоспособности; депрессивность городов и районов угольной промышленности; проблемные характеристики человеческого капитала (пониженный уровень образования взрослого населения и неблагополучные показатели здоровья); пониженная продолжительность жизни из-за преобладания тяжелого физического труда, экологических проблем, распространенности асоциального поведения и высокого уровня насилия в социально неблагополучных районах; пониженная обеспеченность и доступность основных социальных услуг за пределами краевого центра.


Расселение. В развитии края и освоении его территории можно выделить несколько этапов. В XVII в. из Прикамья начиналось движение России на восток, Пермский край был одним из первых регионов ранней индустриализации с казенными заводами XVIII в. и промышленным капитализмом XIX в., затем новый толчок развитию дали эвакуированные в годы Второй мировой войны заводы и послевоенный рост нефтедобычи и химии. Города промышленного Предуралья переживали взлеты и спады экономической активности начиная с XIX в. С перемещением на юг основного пути в Сибирь стали хиреть пермские города — центры промышленности и торговли — Чердынь, Кунгур, Усолье, Соликамск, и далеко не все из них возродились вновь как экономические центры. Но промышленная мощь Пермской области росла почти весь XX в., это один из ведущих индустриальных регионов страны, по структуре экономики, расселению и образу жизни населения гораздо более близкий к Уралу, чем к Поволжью, к которому он отнесен в сетке федеральных округов. Горожанами считается 3/4 населения Пермского края, но сеть городов редкая, их всего 25 из 55 городских поселений, причем крупных городов только три. Преобладают типичные для индустриального Урала поселки при промышленных предприятиях, не имеющие развитых городских функций. Раньше их было больше, но часть таких поселков в 1990-е годы изменили статус и стали сельскими поселениями, поэтому численность сельских жителей края за период между переписями 1989 и 2002 гг. почти не уменьшилась (табл. 1). Административные преобразования, продолжавшиеся в 2000-х гг., сократили число пгт еще в 1,5 раза. Коми-Пермяцкий округ остается слабозаселенной периферией индустриального Прикамья, доля городского населения в нем намного ниже — только 25%, административный центр Кудымкар относится к малым городам и почти не имеет промышленных функций. Численность населения региона быстро сокращается, особенно в пределах Коми-Пермяцкого округа, терявшем по 15% населения за период между переписями 1989, 2002 и 2010 гг. Среди регионов Приволжского федерального округа только в Кировской области темпы убыли населения сильнее, чем в Пермском крае.

Таблица 1. Численность населения Пермского края и ее динамика за межпереписные периоды

 

Численность населения, тыс. чел.

Темпы роста (убыли) численности населения, %

2010 г.*

2002 г.

1989 г.

2010 г. к 2002 г.

2002 г. к 1989 г.

Пермский край

2635,8

2819,4

3100,0

93,5

90,9

в т.ч. Коми-Пермяцкий округ

116,2

136,1

159,7

85,4

85,2

Городское население

1975,9

2121,6

2395,7

93,1

88,6

Пермь

991,5

1001,6

1090,9

99,0

91,8

Березники

156,5

173,1

201,2

90,4

86,0

Соликамск

97,2

102,5

110,1

94,8

93,1

Чайковский

82,9

86,7

85,8

95,6

101,0

Кунгур

66,1

68,9

81,4

95,9

84,6

Лысьва

65,9

71,1

76,6

92,7

92,8

Краснокамск

51,9

53,7

57,7

96,6

93,1

Чусовой

46,7

51,6

57,9

90,5

89,1

Добрянка

33,7

36,4

35,3

92,6

103,1

Губаха

27,5

31,7

36,9

86,8

85,9

Кизел

19,6

23,8

36,7

82,4

64,9

Гремячинск

10,8

13,2

21,0

81,8

62,9

Кудымкар

29,0

31,9

33,5

90,9

95,2

Сельское население

659,9

697,8

704,3

94,6

99,1

* По итогам Всероссийской переписи населения 2010 г.

В расселении, помимо доминирующего краевого центра с населением почти 1 млн человек, выделяется еще одно ядро, включающее близко расположенные крупные промышленные города — Соликамск и Березники. В них сконцентрированы экспортно-ориентированные и экологически "грязные" производства — химическое и целлюлозно-бумажное, цветная металлургия. Все остальные города относятся к средним и малым и чаще всего монофункциональны. Не только численность жителей, но прежде всего экономическое "лицо" города определяет его адаптацию в переходный период. Города Кизеловского угольного бассейна (Кизел и Гремячинск), закрытого в 1990-е годы, стали зоной тяжелой депрессии и потеряли более трети населения за 1989–2002 гг. Немного меньшими были потери населения в других старопромышленных городах: Губахе (добыча угля и коксохимия), Чусовом (металлургия), Кунгуре. В 2000-х гг. тенденция ускоренной депопуляции в этих городах сохранилась. Только молодые города энергетиков (Добрянка при Пермской ГРЭС и Чайковский при Воткинской ГЭС) сначала сохраняли положительную динамику численности благодаря омоложенной возрастной структуре населения и миграциям, но в 2000-х гг. эти преимущества стали менее очевидными.

Демография и этнический состав. За 2000-е гг. в Пермском крае заметно улучшились показатели естественного движения населения, хотя об устойчивости тенденций судить трудно. Общий коэффициент рождаемости в Пермском крае – один из самых высоких в ПФО, однако выше среднего и уровень смертности населения (табл. 2). Еще более высокой смертностью отличается Коми-Пермяцкий округ (21,5 на 1 тыс. жителей), и проблема здесь не в постарении, а в сверхсмертности не только мужчин, но и женщин трудоспособного возраста от несчастных случаев, отравлений и травм, часто связанных с алкоголизмом. В Пермском крае эта проблема также остается значительной, но преимущественно для мужчин.

Таблица 2. Общие демографические показатели Пермского края и соседних субъектов РФ в 2003 и 2010 гг., промилле
 

Общие коэффициенты:

рождаемости

смертности

естественного прироста

2003 г.

2010 г.

2003 г.

2010 г.

2003 г.

2010 г.

Российская Федерация

10,2

12,5

16,4

14,2

-6,2

-1,7

Башкортостан

11,1

14,0

14,2

13,4

-3,1

0,6

Удмуртия

11,5

14,2

15,7

13,9

-4,2

0,3

Республика Коми

11,3

12,9

15,6

13,1

-4,3

-0,2

Свердловская область

10,4

13,4

17,3

14,3

-6,9

-0,9

Пермский край

11,3

14,1

18,3

15,3

-7,0

-1,2

в т.ч. Коми-Пермяцкий округ

12,4

19,4

22,6

21,5

-10,2

-2,1

Кировская область

9,1

11,8

19,5

16,8

-10,4

-5

В отличие от Кировской области, которая по демографическим признакам относится к зоне постаревшего Нечерноземья, в возрастной структуре населения Пермского края нет смещения в сторону старших возрастов. Она почти не отличается от среднероссийской, но доля лиц пенсионного возраста несколько ниже (21,1 и 22,2% соответственно), — многие не доживают до пенсионного возраста, особенно в сельской местности (уровень смертности среди сельского населения высок – 18 на 1 тыс. жителей). Население Коми-Пермяцкого округа моложе, в округе сохранилась повышенная рождаемость, в основном среди титульного и сельского населения, поэтому доля детей заметно выше среднероссийской (20,7 и 16,2% соответственно), а доля населения пенсионных возрастов ниже (17,9 и 22,2%), в том числе по причине высокой смертности в трудоспособном возрасте.

Пермский край лежит на границе зон миграционного оттока и притока между северной и южной частями Европейской территории страны. Но, если в 1990-х гг. регион имел небольшое, но устойчивое положительное сальдо миграций, (область принимала мигрантов, а округ также устойчиво отдавал население в миграционном обмене), то в 2000-х гг., после завершения периода стрессовых миграций из СНГ, Пермский край в целом перестал быть привлекательным для переселения, коэффициент миграционной убыли населения в среднем за 2002-2010 гг. составил -11 на 10 тыс. населения. Однако миграционная ситуация внутри края остается очень разной: население продолжает активно уезжать из депрессивных городов восточного старопромышленного района (Гремячинск, Кизел, Губаха, Горнозаводск) и северных территорий (Чердынский, Красновишерский районы, Коми-Пермяцкий округ и другие), а наиболее привлекательны для мигрантов города с более благополучной экономической ситуацией (рис. 1). Несмотря на низкое качество учета миграций, преобладание экономического фактора в перемещении населения очевидно.

Рис. 1. Коэффициент миграционного прироста (убыли) по отдельным городам и районам Пермского края (в среднем за 2008-2010 г.), на 10 тыс. населения

Прикамье расположено на стыке зон расселения финно-угорских и тюркских народов, поэтому этнический состав его населения разнообразен. Доля русских в Пермском крае составляет 87%, повышена доля татар (4,6%), компактно проживающих в юго-восточных районах, и башкир (1,3%). Коми-пермяки составляют 3,2% населения края в целом (от числа указавших свою национальность в переписи 2010 г.), они концентрируются в округе: в Кочевском, Косинском и Кудымкарском районах доля титульного населения больше 75%. Этнические проблемы для Прикамья нехарактерны, однако уровень жизни титульного населения округа намного ниже, так как оно в основном сельское.

Экономика. Пермский край входит в число 15 российских регионов — лидеров по объему ВРП и промышленного производства (2,6% от объема промышленного производства РФ). Его душевой ВРП длительное время был выше среднего по стране. Однако в период экономического роста 2000-х гг. постепенно усиливались объективные барьеры развития: внутренний – исчерпание ресурсов дальнейшего роста на базе существующих производственных мощностей и внешний – ускоренный рост Москвы и крупнейших нефтегазодобывающих регионов. В результате душевой ВРП Пермского края начал отставать от среднего по регионам РФ с середины 2000-х гг. (рис. 2). Для решения проблемы замедления экономического роста экономике края необходимы масштабные инвестиций и рост производительности труда в существующих отраслях и предприятиях.

Рис. 2. Душевой ВРП в 2008 г., с корректировкой на стоимость жизни в регионе (в среднем по РФ=1)

Практически весь экономический потенциал сосредоточен на территории бывшей Пермской области, тогда как Коми-Пермяцкий округ остается одним из наименее развитых регионов в стране (душевые показатели ВРП округа до объединения были втрое ниже средних по стране) с высокодотационной экономикой аграрно-бюджетного типа. Вклад Коми-Пермяцкого округа в экономические показатели края незначителен.

Экономика Пермского края преимущественно индустриальная, доля промышленности в ВРП достигает 44% (в РФ — 31%), этим регион схож с соседними областями Урала и с отдельными, наиболее индустриальными регионами Предуралья и Поволжья (Удмуртия, Татарстан). В диверсифицированной структуре экономики преобладают экспортно-ресурсные отрасли: нефтяная, химическая, титано-магниевая, целлюлозно-бумажная промышленность, которые переориентировались на мировой рынок с середины 1990-х годов. Доминирующую роль в этих отраслях играет крупный бизнес, как федеральный, представленный нефтяной компанией "ЛУКойл", так и региональный — химические компании "Уралкалий" и "Сильвинит", один из ведущих производителей бумаги в стране "Соликамскбумпром", а также "ВСМПО-АВИСМА", производящая губчатый титан и магний для ведущих мировых авиастроительных компаний (в объединении с Верхне-Салдинским ПО Свердловской области). Благодаря экспортной ориентации область легче пережила промышленный спад 1990-х годов и в период экономического роста 2000-х быстро увеличивала объемы производства, но все же по темпам и уровню восстановления производства не смогла догнать более сильные регионы Приволжского федерального округа — Татарстан и Самарскую область (рис. 3).

Рис. 3. Динамика промышленного производства по отдельным регионам Приволжского и Уральского федеральных округов, % к 1990 г.

Главная причина отставания — в кризисном состоянии тяжелого машиностроения, бывшего ведущей отраслью специализации области в советское время. В основном это предприятия ВПК, крупнейшие из них ("Пермские моторы", "Мотовилихинские заводы") плохо адаптировались к рынку. В результате промышленность области за переходный период частично утратила машиностроительную специализацию и стала более сырьевой (табл. 3а и 3б). В 1990-е годы из-за нерентабельности была прекращена добыча угля в Кизеловском бассейне, низка эффективность и старых металлургических заводов в Чусовом и Лысьве.

Таблица 3а. Отраслевая структура промышленности Пермской области, % (по ОКОНХ)

Пермская область

РФ

1991 г.

2002 г.

2002 г.

Электроэнергетика

5

13

12

Топливная

10

26

20

Черная металлургия

5

4

8

Цветная металлургия

3

5

8

Химия и нефтехимия

14

18

6

Машиностроение

26

14

20

Лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная

12

7

3

Таблица 3б. Структура объема отгруженной продукции (выполненных работ, услуг) по ВЭД "Обрабатывающие производства", %

Виды экономической деятельности

Пермский край

РФ

2005 г.

2010 г.

2010 г.

Производство кокса и нефтепродуктов

30,2

32,3

19,1

Химическое производство

23,1

25,5

7,7

Производство транспортных средств, различных машин и оборудования

13,1

17,5

19,7

Производство пищевых продуктов, включая напитки, и табака

6,6

6,7

17,5

Металлургическое производство и производство готовых металлических изделий

10,2

5,8

18,4

Целлюлозно-бумажное производство, издательская и полиграфическая деятельность

6,8

4,6

3,2

Другие производства

10,0

7,6

14,4

Экономический кризис 2008-2009 гг. сильнее всего ударил по химической промышленности края, в 2009 г. производство калийных удобрений сократилось почти на 40% от уровня предыдущего года. Кризисный спад заметно затронул также предприятия черной металлургии, находящиеся и без того в сложном экономическом положении, и индустрию стройматериалов в силу резкого сокращения строительной инвестиционной активности.

Перспективы экономического развития края зависят от инвестиций в основной капитал, однако их объем в душевом выражении на этапе экономического роста увеличивался очень медленно (рис. 4). Практически во всех экономически сильных регионах Поволжья и Урала приток инвестиций был мощнее, чем в Пермском крае. После кризисного спада в 2009 г. восстановительного роста инвестиций в регионе пока не наблюдается. Притоку инвестиций препятствуют объективные барьеры: удаленность от крупнейших рынков сбыта, удорожающий фактор более северного положения, менее развитая транспортная инфраструктура и разреженное расселение, а также постепенное исчерпание давно разрабатываемых минеральных ресурсов. Все это снижает привлекательность края для инвесторов.

Политика региональных властей направлена на стимулирование инвестиций с помощью институциональных мер. Первым и единственным в России Пермский край снизил на 4 проц. пункта региональную часть налога на прибыль. Пока это не привело к росту инвестиций, поскольку институциональные преимущества выглядят в глазах российских и иностранных инвесторов менее устойчивыми, чем, например, преимущества размещения вблизи рынков сбыта и мест концентрации потребителей – ведь их нельзя со временем отменить, в отличие от налоговых льгот.

Рис. 4. Инвестиции в основной капитал на душу населения, тыс. руб. в постоянных ценах 2006 г.

Пермь остается ведущим промышленным центром области, хотя ее показатели несколько завышены из-за централизованного учета нефтедобычи компанией "ЛУКойл". На долю второго промышленного ядра — Соликамска и Березников — приходится менее 17% производства, из малых городов выделяется центр электроэнергетики Добрянка. Вклад остальных городов и районов на фоне лидеров незначителен, но суммарно они дают более четверти промышленного производства области (рис. 5).

Рис. 5. Доля отдельных городов и районов в промышленном производстве* Пермского края в 2010 г., %

* по ВЭД «Добыча полезных ископаемых», «Обрабатывающие производства» и «Производство и распределение электроэнергии

Состояние экономики муниципалитетов очень разное, это видно по показателю доли убыточных предприятий (рис. 6). Экономическая ситуация лучше не только в краевом центре, но и в районах с развитой нефтедобычей и электроэнергетикой (Чернушинский, Чайковский). Несмотря на несколько лет экономического роста, сохраняется зона сильнейшей депрессии в Кизеловском угольном бассейне: в Гремячинском, Губахинском и Кизеловском муниципальных районах убыточны 47–56% предприятий. После закрытия шахт в этих городах так и не были созданы новые рабочие места, не помог и заем Всемирного банка. Население выживает с помощью огородов, сбора дикоросов и на скромные заработки в бюджетной сфере. Примерно такая же ситуация в слаборазвитом Коми-Пермяцком округе, в г. Кудымкаре убыточны более половины предприятий.

Рис. 6. Города и районы Пермского края с минимальной и максимальной долей убыточных организаций в общем числе организаций в 2010 г., %

Долгосрочной проблемой развития региона являются сильные контрасты социально-экономического развития муниципалитетов Пермского края. Его территория больше по площади и слабее заселена по сравнению с другими развитыми регионами Приволжского федерального округа. Северные удаленные муниципалитеты, депрессивный Кизеловский угольный бассейн и, особенно, недавно включенный в состав края Коми-Пермяцкий округ имеют крайне ограниченную экономическую базу для устойчивого развития. Кроме того, в кризисный период резко обострились проблемы монопрофильных городов со старыми неконкурентоспособными предприятиями. Санация экономики моногородов, поддержка слаборазвитых, депрессивных и удаленных муниципалитетов требуют значительных расходов из бюджета региона. Это делает еще более актуальной задачу их эффективного использования.

Занятость и рынок труда. Уровень экономической активности населения Пермского края, как и в соседних индустриальных регионах Урала и Предуралья (Свердловская область, Удмуртия), немного выше среднероссийского (68,3 и 67,7% соответственно). Статистика по занятости населения в Коми-Пермяцком округе после объединения не публикуется, но по данным за 2004 г. экономически активного населения в нем было менее 60%: из-за дефицита рабочих мест в округе более распространена традиционалистская и нередко вынужденная занятость в домашнем и личном подсобном хозяйстве. Данные о характере занятости за тот же период свидетельствуют о широком распространении в округе самозанятости как основы экономического выживания: 14% занятых являлись предпринимателями без образования юридического лица (в среднем по Пермскому региону - менее 5%,), а с учетом работающих по найму у физических лиц в этой сфере было занято более 20%. Вряд ли объединение с экономически более развитой областью коренным образом улучшило характеристики занятости населения в слаборазвитом округе.

Основные трансформации в отраслевой структуре занятости Пермского региона произошли в 1990-е гг.: на треть сократилась численность занятых в промышленности (в 1990 г. она составляла 36%), вдвое выросла занятость в торговле и управлении. В 2000-х гг. принципиальных структурных изменений уже не было (табл. 4). Пермский край остается более индустриальным регионом по сравнению со среднероссийской промышленной занятостью, в остальном не сильно отличаясь от показателей всей страны. Одна из причин пониженной доли занятых в секторе рыночных услуг, особенно на фоне соседней Свердловской области - замедленное развитие Перми как центра торговли и услуг, меньшее число в крае других относительно крупных городов. В Коми-Пермяцком округе занятость носит преимущественно аграрный и социально-бюджетный характер: по последним доступным данным за 2004 г., доля занятых в сельском хозяйстве превышала 19% от общего числа работающих (несмотря на убыточность отрасли в неблагоприятных климатических условиях), а в социальной сфере и управлении - 35%. Сектор рыночных услуг неразвит — слишком мал платежеспособный спрос, а промышленная занятость - это в основном лесозаготовки.

Таблица 4. Распределение занятых в экономике по видам экономической деятельности, %

Виды экономической деятельности

Пермский край

Свердловская область

РФ

2000 г.

2010 г.

2010 г.

Сельское и лесное хозяйство

11,9

8,4

5,3

10,1

Промышленность

27,2

26,2

27,6

19,7

Строительство

8,5

7,8

6,4

8,0

Торговля, гостиничные услуги и пр.

14,3

16,0

21,3

19,6

Транспорт и связь

7,9

7,7

6,6

7,9

Госуправление, обеспечение военной безопасности

4,0

6,1

5,3

8,2

Отрасли социальной сферы*

19,6

18,2

18,1

19,2

Прочие виды деятельности

6,6

9,6

9,4

7,3

* Образование, здравоохранение, предоставление коммунальных, социальных и персональных услуг

Как и в большинстве старых индустриальных регионов, уровень образования населения Прикамья ниже среднего по стране: среди занятых больше низкоквалифицированных работников с начальным профессиональным образованием, меньше доля имеющих высшее образование (табл. 5). В слаборазвитом и слабоурбанизированном Коми-Пермяцком округе эта доля вдвое ниже среднероссийской (последние достоверные данные можно получить только из переписи 2002 г.). Гендерные различия в уровне образования занятых в округе беспрецедентно высоки - среди женщин, занятых в основном в отраслях бюджетной сферы, доля имеющих высшее и среднее профессиональное образование почти в 2 раза больше, чем среди мужчин. Гендерное неравенство уровня образования является одним из факторов худшей адаптации мужчин округа на рынке труда и их пониженного долголетия, поскольку низкое качество человеческого капитала и асоциальные нормы поведения взаимосвязаны.

Таблица 5. Структура численности занятых в экономике по уровню образования
 

Годы*

Доля занятого населения (%), имеющего образование:

послевузовское, высшее и неполное высшее

среднее профес-сиональное

начальное профес-сиональное

среднее (полное) общее

основное общее и начальное

Российская Федерация

2010

28,9

27,1

19,7

20,0

4,3

Пермский край

2010

21,9

30,0

28,7

14,6

4,3

Коми-Пермяцкий округ, все население

2002

12,3

39,4

26,9

10,6

10,8

мужчины

2002

8,3

28,6

35,0

13,4

14,7

женщины

2002

16,2

50,2

18,9

7,8

6,9

* За 2002 г. - по данным Всероссийской переписи населения, за 2010 г. - по данным выборочных обследований населения по проблемам занятости

Пока не опубликованы данные переписи 2010 г. по уровню образования занятого населения, оценить различия между городской и сельской местностью можно только в целом по населению. Они достаточно четко отражают экономическую специфику региона. В индустриальных городах и поселках Пермского края образовательная структура населения сдвинута в сторону среднего и начального профессионального образования по сравнению со среднероссийской (рис. 7). При этом село Прикамья сильнее обделено специалистами с высшим образованием. Проблема невысокого человеческого капитала актуальна и для городов, и для сельской местности Пермского края, а для Коми-Пермяцкого округа это вообще одна из острейших проблем.

Рис. 7. Уровень образования населения в возрасте 15 лет и старше, % (по данным ВПН-2010 г.)

Уровень безработицы в Пермском регионе после пика в 1999 г. быстро сокращался в первые годы экономического роста (2000-2001), в дальнейшем безработица в крае держалась на уровне 7%, уступая показателям наиболее экономически сильных регионов Приволжского федерального округа и Урала (рис. 8). В экономике края преобладают нетрудоемкие экспортно-сырьевые отрасли, а более трудоемкое машиностроение так и не смогло выйти на устойчивый рост. В лесной промышленности занятость в леспромхозах также оставалась нестабильной, даже в период экономического роста. Дополнительным фактором, препятствующим снижению уровня безработицы в крае, стало наличие депрессивного района с ликвидированной угледобычей. Всеми этими чертами Пермский край схож с северным соседом — республикой Коми, в которой, однако, показатели безработицы были гораздо выше. Проблемы рынка труда в Прикамье в целом мягче по сравнению с ресурсодобывающими "северами", так как в крае больше альтернативных видов занятости в крупных городах и шире сеть городских поселений с отраслями, лучше адаптированными к рыночной экономике. Кризис 2008-2009 гг. серьезно обострил проблему безработицы в крае - до 10% экономически активного населения не имели работы.

Рис. 8. Уровень безработицы в отдельных регионах Приволжского, Уральского и Северо-Западного ФО, %

Внутрирегиональные различия уровня зарегистрированной безработицы (рис. 9) показывают, что состояние рынка труда в муниципалитетах края очень разное. Наиболее широкие возможности трудоустройства есть практически во всех крупных городах и прилегающих к ним районах, а также в основном районе нефтедобычи - Чернушинском. Зона высокой безработицы охватывает многие аграрные районы в южной части и весь север края, включая Коми-Пермяцкий округ. Основными барьерами для трудоустройства остаются дефицит новых рабочих мест из-за слаборазвитости или депрессивного состояния экономики и низкая квалификация рабочей силы.

Рис. 9. Города и районы Пермского края с минимальными и максимальными значениями уровня регистрируемой безработицы (на 1 января 2011 г.), %
Примечание: по данным Агентства по занятости населения Пермского края

Социально-экономическое положение домохозяйств. По величине среднедушевых денежных доходов населения край - один из лидеров среди регионов Урало-Поволжья наряду с Самарской областью. Однако по соотношению душевых доходов и прожиточного минимума Пермский край отстает от значений наиболее развитых регионов. В период экономического роста покупательная способность доходов населения региона улучшалась медленнее по сравнению с другими сильными регионами-соседями — Свердловской областью и Башкортостаном, а также Татарстаном (рис. 10). Ранее Пермский край, как и республика Коми, имели более значительный отрыв по уровню доходов, но стали утрачивать свое преимущество, в том числе по причине удорожания стоимости жизни. Прожиточный минимум в крае в 2008 г. был на 8% выше среднего по РФ, в 2010 г. разрыв уменьшился до 3,5% в IV кв. 2010 г. (выше только в Самарской области – 104,9% от среднего по РФ). Для сравнения, в Свердловской области прожиточный минимум близок к среднему по стране (100,7% в IV кв. 2010 г.), а в других регионах Урало-Поволжья он заметно ниже среднего. Это означает, что более высокие номинальные доходы и заработная плата в Пермском крае не могут быть стимулами для миграционного притока и удержания собственного населения. Однако Пермский край по-прежнему выглядит богатым на фоне менее развитых западных соседей (Кировской области и Удмуртии), на 25% опережая их по покупательной способности доходов.

Рис. 10. Отношение среднедушевых денежных доходов населения к величине прожиточного минимума в отдельных регионах
Приволжского, Уральского и Северо-Западного ФО, %

Отраслевая дифференциация в оплате труда в Пермском крае имеет свои отличительные особенности (табл. 6). По сравнению со среднероссийским соотношением в крае выше заработки в обрабатывающих производствах (относительно средней заработной платы по региону), особенно в экспортно-ориентированных химической и целлюлозно-бумажной отраслях. Из-за сдерживания роста зарплат в нефтедобыче заработки в этой сфере стали менее «заоблачными». В то же время благодаря повышению зарплат в бюджетной сфере за 2000-е гг. было преодолено отставание от среднероссийского относительного уровня оплаты труда в образовании и здравоохранении. При общем тренде смягчения межотраслевых различий в величине заработков, характерного для регионов с экспортно-ориентированной экономикой, во второй половине 2000-х гг., в крае, как и в целом по стране, нарастает отрыв размера заработной платы управленцев.

Таблица 6. Средняя заработная плата по отдельным видам экономической деятельности к средней по краю (стране), %

Виды экономической деятельности

Пермский край

Российская Федерация

2002 г.

2010 г.

в т.ч. Коми-Пермяцкий округ

2010 г.

2010 г.

Сельское и лесное хозяйство

44

49

47

51

Добыча полезных ископаемых

281

169

н.д.

190

Обрабатывающие производства, из них

117

113

57

91

производство пищевых продуктов

102

95

н.д.

83

обработка древесины и производство изделий из дерева

59

50

н.д.

61

целлюлозно-бумажное производство

161

127

н.д.

96

химическое производство

134

143

н.д.

106

металлургическое производство

123

98

н.д.

101

производство машин и оборудования

107

123

н.д.

96

Строительство

96

97

51

101

Транспорт и связь

126

120

68

122

Оптовая и розничная торговля и пр.

75

74

84

88

Финансовая деятельность

294

198

111

239

Государственное управление, обеспечение военной безопасности

113

125

123

120

Образование

60

67

56

67

Здравоохранение и социальные услуги

65

72

58

75

Коми-Пермяцкий округ и после вхождения в Пермский край сохраняет выраженные экономически нерациональные «перекосы» в отраслевой оплате труда. Заработки в бюджетных отраслях социальной сферы и реальном секторе сравнялись, но на очень низком уровне, что способствует перетоку занятых в «бюджетную» экономику. Еще меньше мотивирован опережающий рост заработков в сфере управления, они практически догнали заработки управленцев в среднем по краю, хотя средний уровень заработной платы в округе составляет только две трети от краевого. Таким образом, поддержка слаборазвитой территории из регионального бюджета оборачивается быстрым ростом оплаты труда в управлении и нагрузки на бюджет из-за перетока занятых в отрасли социальной сферы. Ни рыночные услуги, ни отрасли реального сектора развиваться в таких условиях не могут.

Как и отраслевое неравенство, в Пермском крае существенно сократилась территориальная дифференциация заработков (рис. 11). Если в 2001 г. внутрирегиональные контрасты заработной платы достигали 3,5 раз (между Добрянкой, нефтедобывающим Осинским районом – с одной стороны, и аграрным Карагайским районом – с другой), то в 2010 г. разрыв составлял только 2,6 раза (между краевым центром и Кудымкарским районом). Такая динамика, характерная и для других экспортно-ориентированных регионов – следствие двух факторов: ускоренного повышения зарплат в бюджетном секторе и сдерживания издержек на оплату труда компаниями крупного бизнеса. В результате за 2000-е гг. по уровню заработков заметно «просели» города и районы-лидеры с наиболее сильными экономическими позициями (центры электроэнергетики Добрянка и Чайковский, Березники, Соликамск, Краснокамск и районы нефтедобычи), в значительной степени «подтянулись» все муниципалитеты-аутсайдеры. На лидирующую позицию по уровню заработков вышел региональный центр, в котором наиболее высока концентрация занятых в бюджетной социальной сфере, управлении, а также более высокооплачиваемой сервисной занятости. Следует учитывать также, что данные о среднемесячной заработной плате охватывают только работников организаций и не учитывают заработков в сфере малого предпринимательства, наиболее развитую в крупнейшем городе края, поэтому они отражают только видимую, «официальную», часть отрыва Перми от остального региона.

Рис. 11. Отношение среднемесячной заработной платы в городах и районах Пермского края к средней по краю в 2010 г., %
Примечание: Заработная плата работников организаций (без субъектов малого предпринимательства).

При сырьевом характере экономики Пермской области неизбежно сильное неравенство населения по уровню дохода: коэффициент фондов в крае достигает 17,9 раз (второй по величине в Приволжском ФО после Самарской области), в среднем по РФ - 16,5 в 2010 г. Дополнительным фактором бедности является относительно высокая стоимость жизни. Из-за сильного неравенства уровень бедности в крае с середины 2000-х гг. снижался медленнее, чем в других развитых регионах Урало-Поволжья, за исключением той же Самарской области. Кроме того, раннее начало экономического кризиса в Пермском крае привело к росту уровня бедности уже в 2008 г. В результате, в отличие от покупательной способности доходов, по уровню бедности край оказался близок с менее развитыми западными соседями —Удмуртией и Кировской областью (рис. 12). Присоединение Коми-Пермяцкого округа - зоны хронической бедности подавляющего большинства населения – на 15% увеличило численность населения края с доходами ниже прожиточного минимума (общая численность населения выросла только на 5%). Это привело к росту расходов регионального бюджета на социальную защиту, которые раньше нес в основном федеральный бюджет, поддерживавший слаборазвитый автономный округ.

Рис. 12. Уровень бедности по отдельным регионам Приволжского, Уральского и Северо-Западного ФО в 2000-х гг., %

Социальная сфера. Многие социальные проблемы Пермского края унаследованы от советских лет и даже более давнего времени. В их числе проблемы здоровья жителей Прикамья. Исследования С.В. Захарова по исторической демографии показали, что в конце XIX в. Пермская губерния была зоной максимальной младенческой смертности в России (400 умерших на 1000 рождений), при том, что и среднероссийская смертность была огромной (300 на 1000 рождений). Однозначных объяснений этого феномена нет, хотя можно отметить негативное влияние целого комплекса факторов: неблагоприятного климата и низкой урожайности зерновых и картофеля, а следовательно, и устойчивого дефицита пищи для сельских жителей; тяжелых и вредных условий труда при низкой его оплате в горнозаводских поселках и небольших городах; недоступности медицинской помощи из-за больших расстояний между поселениями и плохих дорог и др.

Прошло более 100 лет, но состояние здоровья населения Прикамья по-прежнему одно из самых проблемных среди регионов Поволжья, Предуралья и Урала. Младенческую смертность в крае удалось снизить до средней по стране (7,5 на 1000 родившихся), но сохраняются проблемы здоровья более старших возрастных групп, во многом они обусловлены социальными факторами. Пермский край выделяется пониженной ожидаемой продолжительностью жизни (66,6 лет при средней по РФ – 68,7 лет в 2009 г.) из-за высокой смертности мужчин трудоспособных возрастов (рис. 13). Особенно остра проблема низкой продолжительности жизни среди сельского населения, как мужчин, так и женщин (отставание от соответствующих среднероссийских значений – более 3 лет), а также в присоединенном Коми-Пермяцком округе, где долголетие и мужчин, и женщин — одно из самых низких в России (худшие показатели имеет только сибирская республика Тыва).

Рис. 13. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении мужчин и женщин в отдельных регионах Приволжского, Уральского и Северо-Западного ФО, лет

Социальная обусловленность проблем долголетия и здоровья видна из статистики заболеваемости, смертности и преступности. Индикатор социального неблагополучия — заболеваемость активным туберкулезом — в Пермском крае на треть выше среднероссийской (104 и 77 на 100 тыс. населения соответственно), что отчасти обусловлено концентрацией в регионе пенитенциарных учреждений. В структуре смертности по причинам до 2010 г. 2-е место (14-20%) занимала смертность от несчастных случаев, отравлений и травм, причем всего населения, а не только мужчин. Пермский край является одним из «лидеров» по числу убийств в расчете на 100 тыс. населения (вдвое больше среднего по РФ). Данный индикатор четко указывает на сильную маргинализацию населения, особенно на селе, в небольших промышленных городах и в Коми-Пермяцком округе, вызванную низкими доходами и неадаптированностью населения к рыночным изменениям. В целом, экономический рост 2000-х гг. не привел к заметному смягчению давно накопившихся социальных проблем.

В такой ситуации возможности даже относительно развитой системы здравоохранения ограничены, поскольку базовым фактором является социальная дезадаптация населения. В Пермском крае большинство стандартных показателей обеспеченности медицинскими услугами близки или превышают средние по стране, кроме недостаточной обеспеченности амбулаторно-поликлиническими учреждениями. Основной потенциал системы здравоохранения сосредоточен в Перми (обеспеченность врачами всех специальностей – 91,5 на 10 тыс. населения при средней по краю – 54), второй по численности город Березники более чем вдвое уступает региональному центру по этому показателю.

Как уже отмечалось, пониженный уровень образования взрослого населения Прикамья оказывает негативное воздействие на адаптационные стратегии и образ жизни. Очевидно, что все более важную роль должна играть система образования молодых пермяков, но в этой сфере больше проблем, чем успехов. В общеобразовательных учреждениях не решена проблема дефицита учебных помещений, во вторую смену занимается 20% учащихся (в среднем по РФ — 13,1%). Преимуществом края является более развитое среднее профессиональное образование и сохранение системы подготовки рабочих кадров. Пермь остается одним из крупных центров высшей школы, численность студентов вузов выросла за 1995–2010 гг. в 2,7 раза. Однако по числу студентов на 10 тыс. населения регион на четверть уступает средним показателям по России (389 и 493 соответственно) и отстает от всех без исключения субъектов Приволжского федерального округа. С точки зрения перспектив развития Прикамья необходимо, помимо начального и среднего профобразования, усиливать качественную подготовку специалистов с высшим образованием, чтобы решить проблему пониженного человеческого капитала и ускорить социально-экономическую модернизацию.

Жилищные проблемы, в том числе недостаточная обеспеченность жильем, также унаследованы от советского времени: при среднероссийской обеспеченности в 22,6 кв. м на одного жителя края в 2010 г. приходилось 21,5 кв. м площади жилья. В условиях миграционного оттока, замедления роста уровня доходов населения и недостатка инвестиционной активности Пермский край сильно уступает большинству экономически сильных регионов Урало-Поволжья по объемам ввода жилья (рис. 14). Жилищное строительство сосредоточено в Перми с прилегающим к ней районом и Березниках в силу концентрации платежеспособного спроса: в этих городах вводится более двух третей всего жилья в крае, хотя их доля в численности населения не достигает и половины. Очень мало жилья строится в Коми-Пермяцком округе (80 кв. м на 1000 населения) и практически не строится на севере края и в районах депрессивной старопромышленной зоны на востоке.

Рис. 14. Ввод жилья в наиболее экономически развитых регионах Урало-Поволжья, кв. м на 1000 населения

Для решения острых социальных проблем и снижения внутрирегиональной дифференциации развития в Пермском крае разработана региональная политика, нацеленная на поддержку полюсов роста (в том числе и в слаборазвитых районах) и реформирование социальной сферы с ориентацией на оплату услуг, а не сети учреждений. Бюджетная эффективность такой политики не вызывает сомнений, но насколько она позволит сохранить территориальную доступность массовых услуг в отдаленных районах с низкой плотностью населения — покажет время. Что касается присоединения Коми-Пермяцкого округа к Пермскому краю, то оно мгновенно скрыло в статистике большинство показателей одного из наименее развитых регионов страны, но саму проблему социально-экономической отсталости округа, накапливавшуюся десятилетиями, за короткий срок разрешить трудно.

Интегральные индексы Пермский край – типичный пример индустриального региона с более высокими доходами и проблемной социальной сферой. По индексу развития человеческого потенциала в 2006 г. он занимал 20-е место в РФ, благодаря повышенному компоненту доходов. Но из-за замедления экономического роста на фоне развитых регионов-«конкурентов», выразившегося в снижении индекса доходов, в 2007 г. позиции края существенно снизились – до 30-го места. По рейтингу "кризисного" индекса качества жизни, в котором более широко представлены социальные характеристики, Пермский край располагался на 18-м месте (2005 г.). По индексу инновативности край – в первой части рейтинга (16-е место) благодаря наличию крупного центра с почти миллионным населением, который способствует проникновению и развитию инноваций в регионе. Особо следует выделить очень высокое третье-четвертое место Пермской области по индексу демократичности за весь переходный период и в начале 2000-х гг., что объясняется и характером голосований, и сменой лидеров, и в целом типом политического режима.



  1. Трефилов В.А. Анализ социальной напряженности в закрытых административных территориальных образованиях (ЗАТО) как необходимое условие обеспечения социальной защиты населения в ходе реформирования Вооруженных Сил (РВСН) (Пермская, Саратовская, Свердловская и Новосибирская области).

  2. Плотникова Е.Б. Становление системы социального обеспечения и социальных гарантий на российских предприятиях в условиях экономического кризиса.

  3. Кабалина В.И. Профессиональное обучение и переподготовка в условиях структурной перестройки российской экономики: роль государственной службы занятости (Московская, Самарская, Кемеровская, Пермская области, Республика Коми).

  4. Рощина Я.М. Профессиональное образование в России: социальные детерминанты неравенства доступа, мотиваций и спроса (Москва, Московская, Псковская, Ростовская и Пермская области).



  
 
Новости | Об институте | Научные программы | Грантовая программа
Единый архив социологических данных | Публикации | Региональная программа | English